Видеодневник инноваций ВПК

ГОСТ теряет силу: почему в ближайшие десятилетия российская военная техника может стать хуже

Тема: ВПК

Советское выражение "Сделано по ГОСТу" для большинства наших соотечественников стало синонимом знака высшего качества. К сожалению, в последнее время система стандартов начала отставать от темпов развития науки и техники. Недостатки технического регулирования конструкторских и производственных процессов постоянно находятся в фокусе внимания экспертного сообщества оборонной промышленности. В свете текущего обновления Правил Военной Стандартизации (ПВС 0001-007-2017) аналитики Mil.Press Военное попытались разобраться, какие отрасли военно-промышленного комплекса испытывают наибольшие трудности с учетом текущего состояния системы технического регулирования и к чему это может привести.

Техническое регулирование ждет регулировки


В 2016 году правительство РФ приняло постановление №1567 "О порядке стандартизации в отношении оборонной продукции (товаров, работ, услуг) по государственному оборонному заказу, продукции, используемой в целях защиты сведений, составляющих государственную тайну или относимых к охраняемой в соответствии с законодательством Российской Федерации иной информации ограниченного доступа, продукции, сведения о которой составляют государственную тайну, а также процессов и иных объектов стандартизации, связанных с такой продукцией". Согласно этому документу, с 1 сентября 2025 года российский оборонно-промышленный комплекс откажется от применения тех отраслевых стандартов, которые не будут своевременно включены в сводный перечень документов по стандартизации оборонной продукции. Сейчас ведущие научно-исследовательские центры и институты усердно трудятся над обновлением и отбором отраслевых стандартов в этот перечень, чтобы обеспечить их актуальность после указанной даты.

Здание Правительства Российской Федерации

По мнению многих экспертов в области технического регулирования процессов создания продукции военного и двойного назначения, в последние десятилетия в этой системе накопились серьезные проблемы. И если вовремя не принять меры, может вырасти риск поставки продукции, не соответствующей требованиям Минобороны. Характеристики, имеющие право на жизнь в гражданской индустрии, зачастую не дотягивают до планки, установленной военными.

Стандарты, регламентирующие выпуск оборонной продукции, подразделяются на военные стандарты (ГОСТ РВ), отраслевые стандарты на военную продукцию (ОСТ) и военные дополнения к гражданским стандартам (ГОСТ ВД).
Часть продукции двойного назначения вообще изготавливается по обычным гражданским ГОСТам, качество которых зачастую вызывает у специалистов по ГОЗ сомнения. Собеседник издания, эксперт в области радиоэлектронной промышленности, признал: "Национальные стандарты, которые выпускаются, теоретически и практически могут быть ниже уровнем и очень плохого качества, поскольку оплачивает разработку стандарта не госбюджет, а люди, у которых есть свой интерес. И они сделают то, что им нужно".
Речь идет о возможности коммерческих компаний выступать разработчиками стандарта, проводя эту работу за счет собственных средств. Несмотря на то, что для ВПК эти стандарты играют второстепенную роль, такие слова подтверждают актуальность проведенного исследования Mil.Press Военное.

ГОСТ против науки


В 2020 году национальный исследовательский центр "Институт имени Н.Е. Жуковского" разработал новый ГОСТ Р 58849-2020 "Авиационная техника гражданского назначения. Порядок создания. Основные положения". Внимание экспертного сообщества привлекла одна существенная деталь в этом стандарте. В определенных ситуациях он позволяет предприятиям авиапрома разрабатывать и производить продукцию без контроля со стороны профильных государственных НИИ: "Если заказчиком является государственная организация, то заказчику на каждом этапе создания авиационной техники должно предоставляться независимое подтверждение достижения заявленных характеристик в виде заключений НИИ, в остальных случаях такая необходимость определяется заказчиком". Весьма спорный подход для флагмана российской авиастроительной мысли, который по логике вещей в первых рядах должен отстаивать научное обоснование производства любой, даже самой незначительной, детали.
"Основная проблема этого ГОСТа – больная тема всех институтов. Если раньше институты участвовали во всех этапах работы и в конце давали общее заключение на выполнение государственного заказа, то сейчас это становится уже необязательным действием. Государство раньше за счет своих институтов могло контролировать то, что выполняют за государственные средства разработчики. Сейчас этот контроль ослаб. Сам разработчик самостоятельно оценивает, удовлетворил ли он потребностям государства или не удовлетворил. Понятно, что когда дело касается денег, результат всегда положительный", – так отозвался об изданном стандарте один из специалистов Центрального института авиационного моторостроения (ЦИАМ).
Эта проблема наиболее актуальна и поэтому разрушительна для гражданской авиации. Однако она может повлиять и на разработку изделий двойного и военного назначения. Такой риск возникнет, если, к примеру, комплектующее оборудование для боевого самолета (например, транспортного) будет создано на основе гражданского аналога, разработка которого, в свою очередь, избежала пристального научного сопровождения.

Очевидно, что в условиях рыночной экономики исполнитель госконтракта (коммерческая организация) заинтересован выполнить его в максимально сжатый срок, поскольку, как известно, "время – деньги". Поэтому вполне ожидаемым и естественным со стороны предприятий будет стремление сократить до минимума контакты с государственными учреждениями и снизить тормозящее влияние бюрократии на экономические процессы. Другими словами, качество может быть принесено в жертву количеству, а военные приоритеты – экономической целесообразности.

Казанский авиазавод

Тот же источник из ЦИАМ заявил изданию: "На сегодня ответственными за формирование научно-технического задела и перечень критических технологий стали не научные институты, а предприятия промышленности".

Такой подход неизбежно влечет за собой последствия. Его разрушительное влияние на отрасль (в данном случае – авиастроительную) станет очевидным лишь по прошествии весьма продолжительного срока, когда статистика накопит достаточно сведений о его вредном воздействии. Однако к этому времени он наверняка настолько укоренится в системе стандартизации в частности и в авиапромышленность в целом, что безболезненно "выкорчевать" его уже не удастся.

В новейшей истории российского ВМФ уже имел место подобный сценарий. В рамках "оптимизации" старой советской системы стандартизации Крыловский государственный научный центр (КГНЦ), "мозг" российского кораблестроения, был отстранен от процессов контроля за работой флотских предприятий. Результат не заставил себя ждать.

Например, Mil.Press FlotProm посвятил серию статей многострадальному строительству головного большого десантного корабля проекта 11711 "Иван Грен". Наша флотская промышленность получила заказ на его строительство в конце 1990-х годов, при этом КГНЦ участия в его конструировании не принимал. Корабль заложили на Прибалтийском судостроительном заводе "Янтарь" в декабре 2004 года, а спустили на воду только в мае 2012 года. Затем потянулись долгие годы испытаний и доработок, в результате чего "Иван Грен" ввели в строй лишь в 2018 году. На разработку его концепции, строительство и испытания ушло целых 20 лет. Одной из причин в отрасли называют небрежное отношение к научному сопровождению проекта БДК.

Головной БДК проекта 11711 "Иван Грен"

Научный руководитель КГНЦ Валерий Половинкин в интервью изданию выразил свое мнение по данной проблеме: "Крыловский центр не может взять на себя ответственность за "Ивана Грена", поскольку даже модельные испытания этого корабля у нас не выполнялись. КГНЦ подключили, только когда появились первые проблемы с его управляемостью".

Стоит отметить, что еще в 2019 году Крыловский центр подписал меморандум о взаимопонимании с Объединенной судостроительной корпорацией. Таким образом был сделан серьезный шаг к повышению роли военно-морской науки в процессе создания концепций современных боевых кораблей, их проектирования и строительства. В этом плане судостроители проводят более взвешенную политику, чем их коллеги-авиаторы.

Нестандартные стандарты


Риски поставки некачественной продукции для нужд армии проявляются и в сфере кабельной продукции. Долгое время для закупок силовых кабелей, применяемых на объектах военного строительства, применялся ГОСТ ВД 16442-80.

В рамках межгосударственного технического регулирования взамен этого стандарта с 2014 года введен в действие ГОСТ 31996-2012 "Кабели силовые с пластмассовой изоляцией на номинальное напряжение 0,66; 1 и 3 кВ. Общие технические условия". Однако для кабельной продукции, изготовляемой по заказу Минобороны РФ, ГОСТ 16442-80 остался действующим, так как действовало военное дополнение к этому стандарту.

В 2018 году вступил в силу новый, уже военный стандарт ГОСТ РВ 6145-2018, регламентирующий производство пожаробезопасных силовых кабелей. Его разработчиком выступил не Всероссийский Научно-Исследовательский проектно-конструкторский и технологический Институт Кабельной Промышленности (ВНИИКП) – ведущее научное учреждение отрасли, а другая организация. По сведениям издания, ВНИИКП на этапе разработки стандарта подавал свои предложения и замечания. Однако они не были учтены разработчиком ГОСТ РВ 6145-2018 в полном объеме.

Напрямую сравнить два этих военных стандарта (ГОСТ РВ 6145-2018 и ГОСТ ВД 16442-80) изданию не удалось – их тексты в открытом доступе не найти. Тем не менее, как стало известно, сегодня далеко не все заказчики, подчиненные Минобороны, закупают кабели по ГОСТ РВ 6145-2018.
"Через какое-то время пришло от военных такое письмо, что можно применять ГОСТ ВД 16442-80 по согласованию с ними, то есть как бы вернули старый стандарт", – объяснил источник в кабельной промышленности.

Создать отрасль заново


Есть отрасль, за военную стандартизацию которой срочно "нужно взяться". Это производство водолазного снаряжения. Фактически сегодня она пребывает в полном застое. Эта проблема имеет глубокие корни. К примеру, еще в 2005 году ее детально описал близко знакомый с особенностями российской водолазной промышленности эксперт.

"В соответствии с федеральным законом "О сертификации продукции и услуг" обязательной сертификации подлежит определенная номенклатура продукции и услуг, перечень которой ежегодно корректируется. Перечень содержит наименования товаров и услуг и нормативные документы (стандарты РФ, СССР и другие документы), требованиям которых они должны соответствовать. Поэтому документ называется "сертификат соответствия". Водолазная техника в этом перечне отсутствует. Прежде всего, это связано с отсутствием нормативной базы, то есть государственных стандартов на такую технику. Другим важным моментом является практическое отсутствие испытательных лабораторий для проведения соответствующих сертификационных испытаний", – писал в своей статье Сергей Николаевич Бирюков, капитан I ранга запаса, исполнительный директор "Тетис Про".

Водолаз Северного флота готовится к погружению

В 2021 году Сергей Барбулев, президент компании "ПТС" (производитель водолазного снаряжения), провел детальный анализ результатов выполнения "Концепции развития водолазного дела в РФ на период до 2020 года". Как следует из его доклада на конференции "Проблемы водолазного дела в России", большинство стандартов, разработанных в этой сфере за последние десятилетия, написаны формально и с серьезными упущениями.

Интересна ситуация с разработкой ГОСТ Р 57528-2017 "Снаряжение водолазное. Аппарат водолазный дыхательный с полузамкнутой схемой дыхания". В соответствии с этим стандартом в составе водолазного аппарата предполагается применять пожарный баллон, проходящий по ГОСТ Р 53258—2009 "Техника пожарная", разработанному Всероссийским научно-исследовательским институтом противопожарной обороны МЧС РФ. Такие баллоны входят в состав снаряжения пожарных для обеспечения дыхания в условиях задымления. При этом даже обывателю ясно, что требования к пожарному оборудованию по многим параметрам недостаточны для его применения на больших глубинах в морской воде.

Такая патовая ситуация стала возможной из-за того, что в нашей стране ни одно предприятие серийно не производит баллоны с характеристиками, отвечающими реальным потребностям водолазов ВМФ. В первую очередь это требования по объему (от 7 до 15 литров) и давлению (от 200 до 700 бар).
Это подтверждают слова из того же доклада: "Для водолазных баллонов в нашей стране нет никаких требований и ГОСТа, т.е. полная свобода выбора. Видимо, пришло время составить свой ГОСТ на водолазные баллоны, где хотя бы прописать требования на циклическую устойчивость к морской воде".
Помимо этого, отсутствует производство специальных манометров для водолазных спусков.

Пример формального подхода к разработке стандарта – ГОСТ Р 56 627-2015 "Снаряжение водолазное. Аппараты водолазные дыхательные. Классификация". При определении параметра "уровень магнитности" в документе указаны только названия уровней – "немагнитные", "маломагнитные" и "магнитные", а их численные показатели не определены. Это позволяет производителям интерпретировать их по собственному усмотрению.

Резюмируя общую ситуацию со стандартизацией в сфере водолазного снаряжения, Сергей Барбулев в своем докладе приходит к неутешительному выводу: "Разработкой сертификатов никто серьезно не занимается, получается так, что некоторые стандарты написаны для галочки, и сертифицировать водолазную технику по ним не только негде, но и невозможно".

В ближайшее время требуется срочно, пока не стало слишком поздно, разработать и принять какую-то масштабную программу для наведения порядка в техническом регулировании водолазного снаряжения для нужд ВМФ. А до ее вступления в силу возможным временным решением могло бы стать издание военных дополнений к действующим национальным стандартам. Это позволит без глобальной переработки документов более жестко закрепить требования к оборудованию, от которого зависит человеческая жизнь.

Упаковочная дилемма


Стандартизация в области создания и применения тары для упаковки и транспортировки самых различных военных изделий (от боеприпасов до беспилотных летательных аппаратов) – уникальный пример ситуации, когда затянувшаяся работа по обновлению старых регламентирующих документов в одной отрасли оборонной промышленности влечет за собой нарастание проблем в других. Как гласит один из основополагающих принципов технического регулирования (согласно ФЗ №184), документы по стандартизации должны соответствовать требованиям к современному уровню развития науки, техники и технологий, а также передовому отечественному и зарубежному опыту.

Несмотря на это, в российском ВПК до сих пор не введен в действие стандарт и не определен порядок сертификации пластиковой тары военного назначения. Существующие ГОСТы, регламентирующие порядок упаковки, признают только деревянную тару. При том, что для большинства современных высокотехнологичных изделий деревянные ящики противопоказаны.

Эта проблема вынуждает производителей идти на различные ухищрения: одни уклоняются от указания конкретного стандарта, прописывая порядок упаковки в техническом задании на разработку изделия, другие пытаются договориться с военпредами. Третьи делают выбор в пользу фанерных ящиков, которые ближе к пластиковым по функциональности, но при этом "с натяжкой" могут быть представлены как деревянные.

Деревянные ящики, используемые в Минобороны России

Ряд специалистов из разных отраслей оборонной промышленности полагают, что решить многие из проблем в сфере стандартизации и сертификации можно было бы путем создания Центрального органа по сертификации военно-технической продукции. Такие предложения звучали, в частности, в 2019 году, на фоне работ по стандартизации тары для боеприпасов.

При этом нужно отметить, что в соответствии с приказом министра обороны Российской Федерации от 10 июля 2017 г. №430дсп Главное управление вооружения ВС РФ реализует функции Информационного центра стандартизации оборонной продукции (ИЦС).

Возможно, решением всех проблем технического регулирования станет расширение полномочий ИЦС, а также выстраивание прямого диалога между информационным центром и предприятиями ОПК. На сегодня этот диалог может вестись только через посредника – головную организацию по стандартизации, которая, в свою очередь, может стать "слабым звеном" этой цепи. Примеров подобного достаточно. Так, в 2013 году ФАС признала головную организацию по стандартизации оборонной продукции в области авиационной промышленности (ФГУП "НИИСУ") виновной в бездействии, которое может привести к ограничению конкуренции на рынке титанового крепежа.

Денис Казанцев

Есть, чем дополнить? Свяжитесь с редакцией Mil.Press:

+7(812)309-8-505, доб. 104;