«Армия Онлайн»
Четырехчасовой эфир «АрмияОнлайн 2020» посмотрело более 10'000 военспецов

Разбор полетов: четыре директора ЧТЗ рассказали, как "Чайка" из ожидаемого дизеля превратилась в "задел на будущее"

Тема: ВПК, Армия, Статьи

В начале 2020 года руководство Челябинского тракторного завода сообщило, что разработка перспективных дизельных двигателей "Чайка", начатая в 2014 году по заказу Минпромторга РФ, будет прекращена. Корреспондент Mil.Press Военное связался с четырьмя бывшими и действующими топ-менеджерами "ЧТЗ–УРАЛТРАК", чтобы выяснить, почему результаты работы над потенциальными базовыми двигателями для новой техники были признаны неудачными.

Действующие лица экспертизы (нажмите, чтобы открыть)

  • Костюченко Валерий Иванович – заместитель генерального директора "ЧТЗ–УРАЛТРАК" по спецпродукции;


  • Захаров Виктор Иванович – кандидат технических наук, директор по перспективному дизелестроению "ЧТЗ–УРАЛТРАК" в период с 2007 года по июнь 2015 года, советник ректората ЮУрГУ;


  • Воропаев Виктор Викторович – заместитель генерального директора НПК "Уралвагонзавод" с июня 2015 года по май 2017 года, генеральный директор "ЧТЗ–УРАЛТРАК" в период с ноября 2013 по июнь 2015 года;


  • Михель Евгений Валерьевич – генеральный директор "ЧТЗ–УРАЛТРАК" в период с июня 2015 по июнь 2016 года;


  • Юматов Вячеслав Геннадьевич – начальник производства дизельных двигателей (Моторный завод) "ЧТЗ–УРАЛТРАК" с 2014 года по июнь 2016 года, и.о. генерального директора "ЧТЗ–УРАЛТРАК" в период с июня 2016 года по сентябрь 2017 года;


  • Переведенцев Петр Павлович – генеральный директор "ЧТЗ–УРАЛТРАК" в период с сентября 2017 по настоящее время.

Почему НИОКР оказалась неудачной: позиция руководства ЧТЗ в 2020 году


Министерство промышленности и торговли России в июне 2014 года разместило лот на "Разработку базовых образцов модельного ряда высокооборотных V-образных дизельных двигателей специального назначения в мощностном диапазоне от 750 до 1500 кВт для перспективных образцов автомобильной техники и гусеничных машин средней и тяжелой категорий по массе, специальных колесных машин и транспортно-технологических средств" (шифр "Чайка").

Дизельный двигатель 12ТВ373, который стал прототипом для двигателей "Чайка"

Военные специалисты предполагали, что двигатели модельного ряда "Чайка" могут стать базовыми для перспективных образцов бронетанкового вооружения и техники.

В Минобороны РФ хотели получить двигатели, обеспечивающие лучшие характеристики топливной экономичности, ресурса, расхода масла, удельной теплоотдачи, чем те, которые есть у двигателей 2В-12-3А и 2В-06-3В, а также двигателя УТД-72. В частности речь идет о дизелях для унифицированной платформы "Армата" (танк Т-14, боевая машина пехоты Т-15 и ремонтно-эвакуационная машина Т-16) и платформы "Курганец-25" (БМП Б-11 и БТР Б-10).

Заместитель генерального директора Челябинского тракторного завода по спецпродукции Валерий Костюченко (на момент отправки ответа исполнял обязанности генерального директора; генеральный директор "ЧТЗ–УРАЛТРАК" – Петр Переведенцев) в официальном ответе (№ ГД-230 от 31.01.2020 года) на редакционный запрос рассказал, что проект "Чайка" планируется закрыть в первом квартале 2020 года.

1 / 3

По его словам, разработка двигателей была исключительно сложной в техническом плане. Завод впервые столкнулся с новыми ограничениями по габаритам и теплоотдаче.

Кроме того, научно-исследовательская и опытно-конструкторская работа потребовали применения новых конструкционных материалов, систем, компонентов и наукоемких технических решений, которые "до настоящего времени не применялись".
"В ходе изучения данного госконтракта установлено наличие заведомо невыполнимых условий и сроков его исполнения", – говорится в документе.
Завершить разработку двигателей предполагалось 30 ноября 2015 года, то есть на проведение НИОКР у завода был 1 год и 4 месяца.

За это время предприятие должно было "подготовить производство, изготовить 3 двигателя и комплектующие к ним, провести предварительные испытания, в том числе длительные на надежность в объеме 400 моточасов". Затем, без учета времени на доводку и доработку систем, узлов и агрегатов, следовало с небольшим временным промежутком изготовить еще пять двигателей с последующими приемочными испытаниями, включая длительные в объеме 400 моточасов.

Также Валерий Костюченко предоставил информацию, что "госконтракт был заключен с нарушением установленных в ООО "ЧТЗ–УРАЛТРАК" требований, не был согласован ни с техническими, ни с финансово-экономическими службами завода по расчетам затрат и срокам исполнения".

Челябинский тракторный завод - УРАЛТРАК

В пояснении Валерия Костюченко указывается, что заключение госконтракта на выполнение НИОКР "Чайка" лоббировал бывший директор по перспективному дизелестроению завода Виктор Захаров.

Он же, по словам и.о. генерального директора, курировал расходование бюджетных денег. Специалисты завода провели анализ и пришли к выводу, что они расходовались неэффективно.

Корреспондент Mil.Press Военное связался с Виктором Захаровым и другими представителями "ЧТЗ–УРАЛТРАК", чтобы по тезисам разобрать документ, присланный в редакцию.

Можно ли было заключить контракт без согласований?


По словам Виктора Захарова, он действительно курировал заключение и исполнение контракта. Но это было продиктовано решением исполнительной дирекции НПК "Уралвагонзавод" (протокол №239 от 06.06.2014, есть в распоряжении редакции).

УралВагонЗавод

Что означает понятие "лоббировал" в официальном ответе, бывший директор по перспективному дизелестроению затруднился ответить. Тем более он не представляет, как можно было заключить госконтракт без согласования с профильными специалистами.

"В решении совета директоров сказано, что нужно подготовить конкурсную документацию. Конкурсная документация не может быть подготовлена одним человеком, поскольку там очень много документов, которые представляются в конкурсную комиссию, – пояснил корреспонденту Mil.Press Военное специалист. – Более того, чтобы юридический отдел на заводе и юридический департамент в Минпромторге присвоили госконтракту юридический номер, обязательно согласование со всеми службами. Там подписываются как экономические, так и технические специалисты. Это требования стандарта, и они были выполнены".

Это же подтверждает Виктор Воропаев, возглавлявший "ЧТЗ–УРАЛТРАК" с ноября 2013 года по июнь 2015 года; при его руководстве заключался государственный контракт и выполнялись первые два этапа работ.
"Решение об участии в конкурсе, проводимом Минпромторгом РФ, принималось НПК УВЗ, что подтверждается протоколом №239 от 06 июня 2014 года. Госконтракт заключен в строгом соответствии с требованиями федерального законодательства, а также нормами и правилами, установленными в "ЧТЗ–УРАЛТРАК". Заключить контракт без согласования со всеми заинтересованными службами невозможно, также невозможно поставить его на учет", – рассказал Виктор Воропаев корреспонденту Mil.Press Военное.
Корреспондент Mil.Press Военное ознакомился с копией контракта, заверенного подписями директора департамента транспортного и специального машиностроения Минпромторга России Александра Морозова со стороны государственного заказчика, а также генерального директора ЧТЗ Виктора Воропаева и главного конструктора НИОКР Евгения Кузнецова со стороны исполнителя.

Обладала ли "Чайка" технически недостижимыми параметрами?


Решением исполнительной дирекции НПК "Уралвагонзавод", на которое ссылаются собеседники корреспондента Mil.Press, Виктору Захарову было поручено подготовить необходимые комплекты документов для участия в конкурсах Минпромторга РФ на разработку двух типорядов двигателей и получение упреждающих субсидий.

Виктор Захаров пояснил, о каких двух типорядах двигателей идет речь.

"Было две темы: шифр "Чайка" и шифр "Универсал". Они как у Маяковского: близнецы-братья. Один двигатель – для гусеничной бронетанковой техники, второй – для автомобильной. Разница между ними, конечно, была. В оборотах, в крутящем моменте. Но по сути своей они – один-в-один. Даже стоимость контрактов различалась не очень существенно", – пояснил кандидат технических наук.

Лоты в закупке Минпромторга РФ на разработку перспективных дизелей и испытательных стендов

В закупке Минпромторга РФ НИОКР "Чайка" идет вторым лотом. Первый – "Разработка базовых образцов модельного ряда рядных высокооборотных дизельных двигателей специального назначения мощностью от 350 до 750 кВт для перспективных образцов автомобильной техники и гусеничных машин легкой и средней категорий по массе, специальных колесных машин и транспортно-технологических средств" (шифр "Универсал"). Начальная цена контракта – 397 млн рублей.

Судя по документам закупки, за выполнение НИОКР "Универсал" боролись "КАМАЗ", "Автодизель" ("ЯМЗ"), "ЧТЗ–УРАЛТРАК" и Центральный научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт "НАМИ". Победил "НАМИ".

За выполнение НИОКР "Чайка" боролись "ЧТЗ–УРАЛТРАК" и Тутаевский моторный завод (ТМЗ). Победил, как известно, Челябинский тракторный завод.
"НАМИ" успешно выполнил госконтракт, – сообщил Виктор Захаров. – У них были очень близкие условия и очень близкие требования. "НАМИ" справился. Пусть не в 2015 году, а в 2016 году, но они полностью отчитались. Сейчас – 2020 год, и ЧТЗ закрывает "Чайку". Как оказалось, параметры двигателей "Универсал" технически достижимые, а параметры "Чайки", по мнению нынешнего руководства завода, – нет".
Специалист уточнил, что ЧТЗ в качестве соисполнителя имел Южноуральский государственный университет: "Это основной соисполнитель, у которого мощнейшая кафедра и богатый опыт расчетов. Технические характеристики двигателя были рассчитаны. В университете пришли к выводу, что параметры достижимы".

Южноуральский государственный университет

Также он добавил, что свои расчеты проводили специалисты Минпромторга, прежде чем открывать лоты на проведение работ: "Раз в министерстве указали такие параметры, значит, они достижимы". К такому же выводу, вероятно, пришли и специалисты Тутаевского моторного завода, когда участвовали в конкурсе на разработку типоряда дизельных двигателей.

Виктор Захаров прокомментировал характеристику параметров из официального ответа: "Не понимаю, в чем технически сложные показатели. Съём мощности с одного литра объема? У "Чайки" он был даже немного ниже мировых показателей. Моторесурс относительно небольшой. Расход топлива и расход масла на угар? Показатели в пределах, которые имел двигатель В-92С2".

По словам бывшего директора по перспективным двигателям, на ЧТЗ всегда были выдающиеся генеральные конструкторы – Иван Трашутин, Владимир Бутов и другие, – чьи разработки опережали время, помогали развивать и модернизировать старую технику. У Челябинского тракторного завода имеется богатый опыт двигателестроения, и разработать новый модельный ряд для нужд Минпромторга и Минобороны России было реально.

Валерий Костюченко, подписавший официальный ответ ЧТЗ, в личном разговоре с корреспондентом Mil.Press сообщил, что понимает под технически недостижимыми параметрами.

"Тепловая и механическая напряженность этих двигателей в полтора–два раза превосходила аналоги. Была очень высокая литровая мощность. Двухступенчатый наддув, сложная система промежуточного охлаждения наддувочного воздуха, высокое – 250 кг/см3 – давление в камере сгорания. У ЧТЗ такого опыта не было. Да и в России, наверное, не было. Параметры были очень высокие", – рассказал заместитель генерального директора ЧТЗ.

1 / 9

Корреспондент Mil.Press Военное обратился к одному из участников Экспертного совета ветеранов в области поршневого двигателестроения, который связан с разработками двигателей специального назначения, чтобы оценить характеристики, указанные в техническом задании. По его словам, сами по себе характеристики нельзя назвать недостижимыми, но нужно обратить внимание на условия, в которых выполнялась работа.

Так, по его словам, у "Автодизеля" есть успешный опыт с рядной шестеркой ЯМЗ-780, на которой они получили 750 лошадиных сил уже в объектовых условиях: "Если с рядной шестерки снимаем такую мощность, то у ДВС с аналогичной размерностью и кинематической схемой V12 точно можно обеспечить мощность 1500 лошадиных сил. V12 с углом развала 60 градусов полностью уравновешен и имеет отличную кинематику. При прочих равных условиях его динамические характеристики наиболее оптимальны. Стоит отметить, что ЯМЗ 780 имеет определённый потенциал по дальнейшему форсированию до 900 – 1000 лошадиных сил с соответствующим снижением ресурса. Но специалисты "Автодизеля" дорабатывали этот мотор долго и с привлечением больших ресурсов".
"Думаю, если бы ЯМЗ-780 взяли за базу, то создать двигатель с мощностью до 1500 лошадиных сил, а в перспективе и 1500 кВт было бы реально. Кроме того, такой подход обеспечил бы компонентную унификацию между силовыми установками "Арматы", "Курганца" и "Бумеранга". Это, кстати, было прописано в ТЗ на "Универсал" и "Чайку". Но контракт на "Универсал" заключили не с "Автодизелем", и ЧТЗ вынуждены были разрабатывать свою конструкцию, которая являлась логическим продолжением предыдущих контрактов. Но, так как эти прототипы не были серийными двигателями, можно сказать, что по сути ЧТЗ пришлось начинать с самого начала. За полтора года разработать прототип двигателя с реальной перспективой серийного производства с таким уровнем форсировки с "осевых линий" – это крайне сложная задача", – сообщил собеседник Mil.Press Военное.
Виктор Захаров уточнил, что фактически двигатель действительно разрабатывался не с нуля. За прототип взяли другой дизель разработки Челябинского тракторного завода.

"Завод до этого выполнил два госконтракта. Один из них называется "Серия Т", другой – "Дизель Б". Так вот, "Чайка" была логическим продолжением того, что было сделано по этим двум госконтрактам. Это та же самая размерность, 130×150, та же самая цилиндро-поршневая группа, топливная аппаратура, турбокомпрессоры и так далее. Другое расположение цилиндров и их больше. Вот и вся разница", – сообщил бывший директор по перспективному дизелестроению.

Прототипом для "Чайки" (12ТВ373Ч) стал один из двигателей "Серии Т" (12ТВ373).

Дизельный двигатель 12ТВ373 ("Серия Т"), который стал прототипом для двигателей "Чайка"

Достаточно ли для создания нового двигателя 16 месяцев?


По мнению Валерия Костюченко, еще одной сложностью в разработке двигателя были очень сжатые сроки.

Согласно конкурсной документации, Минпромторг РФ планировал получить комплект конструкторской и конструкторско-технологической документации, а также испытанные опытные образцы к 30 ноября 2015 года. То есть на разработку двигателя оставался 1 год и 4 месяца, если учесть, что госконтракт заключили 21 июля 2014-го.
"Изначально работа была запланирована в очень короткие, сжатые сроки. Это была большая ошибка, что завод взялся за такую разработку сложную, зная, что на контракт один год и четыре месяца", – высказал он свое мнение в телефонном разговоре с корреспондентом Mil.Press Военное.
Узкие временные рамки исполнения госконтракта подтвердил Вячеслав Юматов, исполнявший обязанности генерального директора с июня 2016 года по сентябрь 2017 года, до этого возглавлявший производство дизельных двигателей.

"Оспаривать заданные технические параметры я бы не стал, все-таки это устанавливает заказчик, а если исполнитель соглашается, то потом к этому вопросу бесполезно возвращаться. Тут, наверное, более важны установленные сроки исполнения, а они были очень сжатые", – сообщил Вячеслав Юматов.

Виктор Воропаев не стал отрицать, что срок был сжатым, и добавил, что никто в момент заключения контракта не говорил, что работа невыполнима, а характеристики двигателя недостижимы: "Люди были готовы работать и нацелены на результат. Первые два этапа были закрыты согласно календарному плану. Третий этап был успешно завершен, хотя работу приостанавливали. Никто не говорит, что задачи от государственного заказчика должны быть простыми. В конце концов, трудновыполнимые задачи помогают совершенствовать технологии, нарабатывать компетенции. Чтобы успешно выполнять свои обязательства, нужно работать, а не обсуждать, почему это сделать сложно или невозможно".

Виктор Захаров добавил, что такой жесткий срок был продиктован целевой программой "Создание и организация производства в Российской Федерации в 2011–2015 годах дизельных двигателей и их компонентов нового поколения", которая в 2015 году и заканчивалась.

По его словам, в Минпромторге всех участников конкурса заверили, что по истечении назначенного срока проведут анализ результатов: если НИОКР будет системно исполняться, со стороны министерства никаких санкций по отношению к исполнителям не последует, вплоть до фактического завершения контракта.

В итоге, как видно, заводу позволили работать над модельным рядом перспективных двигателей вплоть до 2020 года.

Как расходовались деньги на "Чайку"?


"Установлено, что в процессе работы над контрактом на расчетный счет ООО "ЧТЗ–УРАЛТРАК" поступили бюджетные средства в сумме 285 млн рублей, расходование которых курировал лично Захаров В.И., – говорится в официальном ответе предприятия. – Так, анализ расходования поступивших денежных средств показал их неэффективное расходование бывшим руководителем предприятия (зарплата, гашение кредита банкам "Зенит" и "Альфа-банк", транспортные и другие расходы). Более логичным и приемлемым было бы данные денежные средства направить только на разработку, приобретение и доработку комплектующих изделий для изготовления опытных образцов двигателей специального назначения, что прямо предусмотрено техническим заданием и текстом самого Госконтракта".
Виктор Захаров не согласен с таким заключением: "Те, кто работал с грантами или госконтрактами, понимают, что при всем желании не то что украсть, но и использовать не по назначению хоть один рубль – это смерти подобно. Когда сдаешь отчет о фактических затратах, они подтверждаются первичными документами. О каком гашении кредитов банкам, транспортных или других расходах идет речь? По двум этапам работ, за которые я был ответственен, есть акты сдачи–приемки с калькуляциями фактических затрат, подписанными главным бухгалтером завода".
Калькуляция фактических затрат по первому этапу НИОКР "Чайка"

С таким комментарием согласился Виктор Воропаев. По его словам, Виктор Захаров в силу своих служебных полномочий был обязан готовить предложения по расходованию поступивших и подлежащих плановому поступлению бюджетных средств, чем он и занимался.

"Подготовленные предложения рассматривались на расширенном заседании у генерального директора, и определялась очередность платежей, которая затем утверждалась бюджетной росписью руководства НПК "УВЗ". Только после этого осуществлялись платежи, – сообщил заместитель генерального директора "Уралвагонзавода". – После завершения этапа отчет о фактических затратах (расходах) как бюджетных, так и собственных средств, подписанный главным бухгалтером ООО "ЧТЗ–УРАЛТРАК", представлялся на проверку и утверждение заказчику в бюджетный департамент Минпромторга РФ".

Общая цена госконтракта на ОКР "Чайка" составляла 936,8 млн рублей: 441,8 млн – бюджетные средства, 495 млн – собственные средства завода.

Согласно документам (акт сдачи–приемки №1 от 21.11.2014 и акт сдачи–приемки №2 от 19.12.2014, есть в распоряжении редакции), на первый этап ушло 218 млн рублей (96,2 млн бюджетных средств и 121,8 млн средств завода), а на второй – 245 млн рублей (108,5 млн бюджетных средств и 136,5 млн внебюджетных).

Когда разработка двигателей пошла не по плану?


Виктор Воропаев, при котором было выполнено два первых этапа НИОКР, снял с себя полномочия генерального директора 16 июня 2015 года.

Его место 17 июня 2015 года занял Евгений Михель.
Неделю спустя, 24 июня 2015 года, приказом №14к (копия есть в распоряжении редакции) новый генеральный директор запретил работу по договорным письмам без письменного согласования, а также до особого распоряжения "приостановил приемку и подписание актов сдачи–приемки выполненных работ, документов первичного учета, связанных с приемкой всех видов выполненных работ, в том числе подрядных, ремонтных и НИОКР".
В приказе такое решение объяснено "определением размера договорных обязательств, связанных с выполнением работ, в том числе НИОКР".

По словам Виктора Захарова, он неоднократно предупреждал нового генерального директора о последствиях остановки работ по контракту, но его мнение не было учтено.

Связаться с Евгением Михелем корреспонденту Mil.Press Военное не удалось. Редакция готова принять его комментарии по исследуемой теме.

Валерий Костюченко в беседе с корреспондентом Mil.Press Военное пояснил, что новый генеральный директор не приостанавливал выполнение НИОКР, а "разбирался в смысле этой работы". У него были сомнения, что завод способен выполнить работу в такой короткий срок.

Тем не менее, работа все же была остановлена. Это выявили заместитель председателя коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Олег Бочкарев и заместитель директора департамента транспортного и специального машиностроения Минпромторга России Евгений Кудряшов в ходе визита на завод 20 июля 2015 года.

На следующий день, 21 июля, в НПК "Уралвагонзавод" прошло заседание коллегии Военно-промышленной комиссии, и Олег Бочкарев поручил продолжить работы по госконтракту на ОКР "Чайка".

Уралвагонзавод

Виктор Воропаев уточнил, что работы так и не были возобновлены. В официальных письмах от 4 и 7 августа 2015 года он интересовался, на каком основании работы по госконтракту не ведутся.
Также заместитель генерального директора "Уралвагонзавода" предупреждал Евгения Михеля, что "устное распоряжение о приостановке работ по сборке двигателей и приостановке получения комплектующих влечет за собой срыв выполнения госконтракта, что может повлечь за собой штрафы и пени, а также попадание "ЧТЗ–УРАЛТРАК" в список недобросовестных поставщиков по выполнению госконтракта".
На это Евгений Михель ответил, что работы "не остановлены, а задерживаются из-за тяжелого экономического положения на предприятии, отсутствия оборотных средств и более чем двухмесячного (с 15 мая 2015 года) отключения газа". В июне 2016 года Евгений Михель покинул свой пост.

Валерий Костюченко в свою очередь не считает, что Евгений Михель сыграл в исполнении госконтракта отрицательную роль. Он также отметил, что при Михеле был завершен третий этап НИОКР.

С этим не согласился Виктор Воропаев. По его словам, третий этап НИОКР завершил Вячеслав Юматов, сменивший Евгения Михеля на посту генерального директора.

Вячеслав Юматов подтвердил эту информацию: "Окончательно документы по третьему этапу в конце 2016 года сдавали в Минпромторг я, Костюченко Валерий Иванович и руководитель проекта".

Успешное завершение третьего этапа работ, подразумевавшего в числе прочего создание не менее трех опытных образцов двигателей и предварительные испытания одного образца в объеме 400 часов, по словам Виктора Воропаева, также подтверждает достижимость параметров, указанных в техническом задании.
Выполнение этапов работ при разных директорах "ЧТЗ–УРАЛТРАК" (нажмите, чтобы открыть)

  • Виктор Воропаев: 1 и 2 этап НИОКР успешно завершены, отчет предоставлен в Минпромторг РФ; завод приступает к 3 этапу;


  • Евгений Михель: 3 этап приостановлен;


  • Вячеслав Юматов: 3 этап возобновлен, успешно завершен, отчет предоставлен в Минпромторг РФ; завод приступает к 4 этапу;


  • Петр Переведенцев: 4 завершен неудовлетворительно, НИОКР закрывают.

Новой технике нужны новые двигатели


По данным нынешнего руководства завода, весь объем работ по НИОКР "Чайка" был исполнен к 2020 году. Как видно из официального ответа, результаты признаны неудовлетворительными.

Сейчас "ЧТЗ–УРАЛТРАК" планирует провести научно-исследовательскую работу, чтобы начать разработку нового двигателя для перспективной бронетехники.

Танк Т-14 (ОКР "Армата") на форуме "Армия-2019"

По словам исполняющего обязанности генерального директора завода Валерия Костюченко, в конструкции нового двигателя будет учтен опыт, полученный при создании двигателя "Чайка".

Валерий Костюченко в беседе с корреспондентом Mil.Press Военное обозначил свое видение, когда должен появиться новый дизель.

"Новый мотор нужен. Возможно, он пойдет на новую военную технику, на модернизируемую технику. Я думаю, это 2025 год. До 2030 года, когда будет второй этап модернизации, этот двигатель уже точно должен быть. Испытанный и литированный", – рассказал представитель "ЧТЗ–УРАЛТРАК".

БМП Т-15 (ОКР "Армата") на форуме "Армия-2019"

Специалист Экспертного совета ветеранов в области поршневого двигателестроения в беседе с корреспондентом Mil.Press Военное сказал, что смотреть на проблему следует шире. По его мнению, невозможно локально решать задачи по созданию новых двигателей – нужна государственная политика в области поршневого двигателестроения.
"Это касается не только двигателей для "Арматы", "Курганца" и "Бумеранга", но и судовых двигателей, двигателей для колесных шасси, БПЛА. Чтобы все это развивалось, необходима государственная политика, которая должна быть выражена в стратегии развития двигателестроения. Нет стратегии – нет успешных проектов".
Также специалист рассказал, что на его взгляд является критерием успеха проекта: "Мы обсудили неудачу "Чайки". Но, предположим, они сделали опытную партию – что дальше? Такие примеры у нас есть. "Звезда" сделала мотор М150, ну и что? Он удовлетворяет всем условиям контракта. А серийного мотора нет, потому что нет производства компонентов. Его и не будет без спроса. Успешный проект включает не просто формальное закрытие ТЗ и создание опытной партии, которая удовлетворяет требованиям. Успех заключается в организации промышленного производства".

Редакция направила запрос в министерство промышленности и торговли РФ о ситуации с НИОКР "Чайка" и предстоящих конкурсах на разработку высокооборотных дизельных двигателей от 750 до 1500 кВт. К моменту публикации ответа не поступило.

Валерий Бутымов

Есть, чем дополнить? Свяжитесь с редакцией Mil.Press:

+7(812)309-8-505, доб. 102;