Помощь военным

БПЛА "Форпост" сменит израильскую полезную нагрузку на новые российские системы

Тема: Авиация, ВПК

Тактический БПЛА "Форпост-Р" станет носителем российских гиростабилизированных оптико-электронных систем. Изделия разработки Уральского оптико-механического завода (входит в холдинг "Швабе" госкорпорации "Ростех") и НПП "Авиационная и морская электроника" заменят многоцелевую оптико-электронную систему MOSP (Multi-mission Optronic Payload) производства TAMAM Division (подразделение Israel Aerospace Industries, IAI). Российские cпециалисты по оптике и беспилотным летательным аппаратам рассказали Mil.Press Военное, зачем это потребовалось и какие преимущества дает.

На форуме "Армия-2019" корреспондент Mil.Press Военное сообщал, что НПП "Авиационная и морская электроника" представило гиростабилизированную оптико-электронную систему ГОЭС-4, предназначенную для БПЛА "Форпост-Р".

ГОЭС-4 производства НПП "АМЭ"

Оптико-электронная система массой 32 кг включает в себя тепловизионный блок с охлаждаемой матрицей 3-5 мкм, телевизионный блок и лазерный дальномер-подсветчик НТЕВ.461321.011 производства компании "Квантовая оптика".

В то же время, существует другая система – ГОЭС-540, разработкой которой занимался Уральский оптико-механический завод.

"Ростех" в своем отчете относит разработку и поставку этой системы к ключевым достижениям холдинга "Швабе" в 2018 году.

ГОЭС-540, как и ГОЭС-4, включает в себя оптический канал видимого диапазона, канал теплового диапазона и лазерный дальномер. Система может применяться в температурном диапазоне от минус 60°С до плюс 55°С. Масса изделия – около 30 кг.

БПЛА "Форпост"
Вадим Бадеха, генеральный директор Уральского завода гражданской авиации, производящего "Форпост", прокомментировал Mil.Press Военное вариативность полезной нагрузки БПЛА: "Форпост" может работать с обеими оптико-электронными системами. Какая конкретно будет применяться, решает заказчик. Основной системой считается ГОЭС-540 производства УОМЗ. ГОЭС-4 от НПП "АМЭ" будет опциональной".
Эксперт по беспилотной авиации Денис Федутинов положительно оценил политику УЗГА по диверсификации поставщиков, когда два предприятия производят полезную нагрузку для одного изделия: "Возможность выбора различных вариантов систем наблюдения для оснащения БПЛА "Форпост-Р" держит в тонусе разработчиков. Во-первых, они понимают, что их положение на рынке не монопольно. Во-вторых, это может положительно сказаться на расширении круга их потенциальных заказчиков. При этом, если разработка НПП "АМЭ" пройдет госиспытания по линии Минобороны РФ, у нее будут перспективы не только гражданского применения".

Оценивая израильское изделие, специалист добавил, что MOSP-3000 поставлялась в Россию в "урезанном варианте": без аппаратуры измерения дальности и подсветки цели для управляемого вооружения.
Собеседник Mil.Press Военное из "Швабе", знакомый с изделием УОМЗ, сообщил, что разработка уральского завода превосходит израильскую систему, которая применялась до сих пор. По его словам, оригинальная MOSP-3000 обладала выдающимися качествами, когда появилась, но сейчас устарела. "Мы создали российскую систему, которая отвечает современным требованиям к средствам оптико-электронной разведки. Она поможет повысить эффективность боевого применения модернизированного "Форпоста", – подытожил собеседник из "Швабе".
БПЛА "Форпост" – это локализованная версия израильского беспилотника Searcher Mk II компании IAI. Изначально он собирался из иностранных комплектующих, но в 2016 году УЗГА взял курс на импортозамещение.

О поставках модернизированных комплексов, собранных на отечественной компонентной базе, представители УЗГА сообщали в начале 2017 года, когда завод посетил министр обороны России Сергей Шойгу.

В конце 2017 года заместитель министра Юрий Борисов высоко оценил комплексы, применявшиеся в Сирии, и уточнил, что по заказу Минпромторга завод выполнил работу по импортозамещению.

В декабре 2019 года Интерфакс сообщил, что российский БПЛА "Форпост-Р" прошел заводские испытания и готовится к государственным.

Справка Mil.Press Военное


Министерство обороны РФ решило покупать беспилотники в Израиле после конфликта в Южной Осетии в 2008 году.

Поставлять в Россию современные системы израильтяне отказались, но согласились продать тактический Searcher Mk II и легкий Bird Eye 400.


Первые два тактических и десять переносных комплексов поставили в 2009 году. Дальнейшее сотрудничество могли отменить из-за российско-сирийской сделки по продаже ракет "Яхонт". Под угрозой оказалось и лицензионное производство израильских беспилотников в России.

Бывший гендиректор концерна "Вега" рассказывал в интервью РИА Новости, что Россия и без помощи Израиля сможет создавать собственные беспилотники. По его мнению, прорыв в этой отрасли должен был произойти в 2012-2013 году.

Прорыва тогда не потребовалось: договор с израильтянами заключили. На Уральском заводе гражданской авиации начали сборку локализованных версий израильских БПЛА: Searcher Mk II получил название "Форпост", а Bird Eye 400 – "Застава".

Позже израильтяне все же ввели в отношении России "беспилотные" санкции. В 2014 году запретили новые (с момента введения ограничений) поставки Израилем БПЛА в Россию.

В 2016 году появилась информация о новых закупках беспилотников, но из этого ничего не вышло. Запрет ужесточили после того, как неизвестный израильтянам беспилотник конструкции Searcher Mk II (предполагаемый российский "Форпост") вошел в их воздушное пространство с территории Сирии.

Валерий Бутымов

Есть, чем дополнить? Свяжитесь с редакцией Mil.Press:

+7(812)309-8-505, доб. 102;