Помощь военным

Военный переворот в Турции: причины и исходы

Тема: Политика, Иностранные, Статьи

В Турции в пятницу, 16 июля, разразился шестой за последние полвека военный переворот. Почему он начался, чем закончится и что его итог будет значить для российско-турецких отношений - в аналитическом материале Военное.РФ.

Долгое время противостояние двух акторов, развернувшейся в Турции политической схватки, носило скрытый характер. Светские государственники и духовно-религиозные силы в своем конфликте не переступали грань открытого насилия, действуя на скрытом от общественности поле боя. Когда же ставленник турецкой религиозной элиты Реджеп Эрдоган в августе 2014 года занял пост президента страны, то баланс между двумя силами постепенно начал рушиться и ключевые посты в различных ведомствах начали занимать сторонники новоизбранного президента. Полицию, спецслужбы, министерства и суды заполоняли люди Эрдогана, закрепляя его власть на местах.

Турецкие военные

С меньшей долей успеха у главы государства получилось провернуть аналогичный финт в армии и Конституционном суде страны, которые часто шли наперекор турецкому лидеру. Здесь стоит отметить, что в Турции военная элита на протяжении всей современной истории страны всегда принадлежала к сторонникам светского правительства, свободного от влияния религиозных и духовных деятелей. Государственники в оборонном ведомстве страны и по сей день обладают значимым влиянием, хоть и ослабевающем с каждым новым днем. Высший генералитет это понимал и, по-видимому, военный переворот стал последней оставшейся у него возможностью остаться у власти в стране.

При этом военные перевороты являются далеко не самым оригинальным способом ведения политической борьбы в этой стране. За последние чуть более 50 лет в Турции было совершено целых три успешных переворота (в 1960, 1971 и 1980 годах). Кроме того, в 1997 был проведен еще один, менее масштабный, в результате которого от власти отстранили премьер-министра и ряд других высокопоставленных чиновников. Также неудачная попытка захвата власти военными была совершена в 2003 году, тогда на скамье подсудимых за мятеж оказалось три генерала и 319 военнослужащих более низкого ранга. Таким образом, военный переворот в Турции происходит в среднем раз в приблизительно 10 лет и как у военных, так и у политиков наработан богатый опыт мятежа и защиты от него.

Лидеры военного переворота 1980 года

Несмотря на такое количество военных переворотов, власть в стране никогда на долгое время в руках армии не оставалась. Подобно римским легионам турецкие солдаты всегда уходили из городов после передачи власти временному правительству или проведения выборов. Захват рычагов правления никогда не был целью турецкой армии. Вооруженные силы всегда ограничивались отстранением от руководства государством авторитарных или чрезмерно религиозных лидеров, не претендуя на дальнейшее прямое управление государством.

Пока рано говорить, закончится ли успешно эта попытка переворота, но статистика на стороне военных. За последние полвека им удавалось провести четыре успешных мятежа, а государственные власти отбились всего единожды.

Предпосылки мятежа


Существенное недовольство в турецком обществе и, в частности, среди военных, вызывал тот передел власти, который устроил Эрдоган, заняв пост президента страны. При этом новый лидер государства не ограничился установлением полного контроля над государственными органами и сразу начал готовить почву для расширения президентских полномочий и увеличения срока своего правления, внося изменения в конституцию и остальные законы государства. Такие действия президента стали сигналом для оппозиционной элиты страны, что Эрдоган не уйдет сам. Для нее наступил "час икс": предпринять ответные действия или медленно лишаться влияния.

Уличные протесты весной 2013 года

Весной 2013 года в Турции вспыхнула настоящая уличная война. Ее поводом стало недовольство общества (по большей части городских слоев) авторитарной политикой властей (Эрдоган в то время был премьер-министром), обилием запрещающих законов и увеличением контроля граждан со стороны государства. По данным международных СМИ, в акциях протеста участвовало более двух миллионов человек, тысячи людей получили ранения разной степени тяжести, а десятки были убиты. Волнения, хоть и были подавлены, показали тот потенциал, которым обладают оппозиционные силы внутри государства.

Кроме того, военное сословие в Турции на протяжении веков было привилегированным, оно составляло основу власти, Эрдоган же начал делать ставку на религиозных деятелей, поставив их выше военных, что те простить ему не смогли.

Кому противостоит армия


За два года правления Эрдоган успел поставить своих людей на многие ключевые посты в государстве. Из силовых ведомств на стороне действующей власти находятся спецслужбы и полиция. Полицейские, конечно, не имеют на своем вооружении ударных вертолетов или танков, но далеко не безобидны. Эрдоган, как любой авторитарный лидер, замыкающий все рычаги лично на себе, позаботился об укреплении полицейских служб страны. Правоохранители обладают бронеавтомобилями "Кобра" местного производства, которые в других странах стоят на вооружении даже не полиции, а армии. Полицейские также вооружены автоматическим стрелковым оружием, а их экипировка после уличных волнений 2013 года немногим уступает экипировке военных.

Турецкая полиция

Кроме того, в стране существует много военизированных исламских и националистических организаций, которым действующее правительство гораздо ближе, чем военные или демократическая оппозиция, которая придет к власти после них. Именно одна из таких группировок совершала нападения на американских военных, находящихся в Турции. Нет никаких сомнений, что сейчас религиозные деятели страны будут призывать людей противостоять мятежу военных.

турецкие националисты

Также возможно, что некоторые подразделения турецкой армии останутся верны действующей власти и будут использованы против повстанцев.

Последствия переворота в Турции


В настоящее время можно говорить, что успешный военный переворот однозначно негативно повлияет на запрещенную в РФ террористическую группировку "Исламское государство". Военная элита, далеко не позитивно относящаяся даже к так называемым умеренным исламистам, жгучей ненавистью ненавидит ИГ* и прочих террористов. Турецкие военные всегда были настроены решительно в отношении боевиков, в то время как политическая элита страны была не прочь с ними сотрудничать. Тут можно вспомнить и массовые сообщения СМИ о торговле нефтью между турецким государством и боевиками, различные уступки им, а также фактически открытую в некоторых местах сирийско-турецкую границу.

Здесь не приходится сомневаться в том, что борьбу с террористами турецкая армия будет осуществлять с гораздо большей яростью и рвением и боевикам не следует расслабляться даже на ближайшие дни переворота. Также их приход к власти может осложнить использование Турции боевиками в качестве перевалочной базы в Сирию.

Боевики террористической организации "Исламское государство", запрещенной в России

По этой же причине не стоит опасаться и закрытия проливов Босфор и Дарданеллы для военных кораблей, в том числе ВМФ России. Несмотря на консервативность и недоверие к иностранным Вооруженным силам, военные понимают, что закрытие проливов соответствующим образом скажется на успехе борьбы с ИГ* в Сирии, поскольку боеспособность российской группировки напрямую зависит от морской логистики.

В свою очередь неоднозначно сложившаяся ситуация может повлиять на курдов, претендующих на независимое государство или, по крайней мере, автономии на территории Сирии, Турции и Ирака. Несомненно, хаос в государстве только положительным образом скажется на сепаратистских настроениях и даст мятежникам больше сил, уверенности в себе и сторонников. Тем не менее, если турецкие исламисты и националисты мечтали расправиться с национальными меньшинствами, чтобы сделать Турцию для турков, то военные же хотят сильного государства, в котором сепаратисты как политическая сила просто не могут существовать, ибо это показывает слабость государства и власти. Но нельзя отрицать, что история дала курдам окно возможностей и если они смогут успешно реализовать его, то на карте мира появится как минимум одно новое государство.

Девочки в рядах курдского ополчения

Переворот может оказать и положительное влияние на российско-турецкие отношения. Сами военные вряд ли готовы на это, в случившемся осенью инциденте с российским летчиком турецкий генералитет может жалеть только о том, что в живых остался второй "нарушитель турецкого суверенитета" - штурман сбитого Су-24. Но все говорит о том, что то правительство, которое придет после ухода военных с первых ролей в государстве, будет более демократичным и меня националистическим, чем режим Эрдогана, а значит и более договороспособным.

Для Эрдогана атака на российский Су-24 была возможностью поднять рейтинг сильного национального лидера и "кинуть кость" военным. Для турецких демократических сил, делающих ставку на средний класс и молодое городское население, это ни к чему и однозначно не стоит испорченных отношений с одним из самых крупных экономических партнеров. Так что после восстановления в Турции демократической власти у России повышаются шансы как на признание турецкой стороной своей вины в этом инциденте, так и на выплату Анкарой денежной компенсации за сбитый самолет.

В заключение стоит отметить, что чем бы не закончился очередной турецкий переворот, России куда проще будет иметь дело с военными или демократами, чем с религиозными деятелями, которые находятся у власти в Анкаре в настоящее время.

* - "Исламское государство" - запрещенная в РФ террористическая организация.