Помощь военным

Может ли Центр управления обороной заглянуть под воду?

Тема: ВМФ, ВПК, Статьи

Прошедшая в прошлом году с большой помпой постановка на боевое дежурство Национального центра управления обороной обошлась без заявлений об успешном мониторинге морских рубежей страны. Может быть, проблемы освещения подводной обстановки настолько глубоки, что их стараются лишний раз не поднимать на поверхность?

Подводная составляющая Военно-морского флота всегда была темой "закрытых" разговоров. При демонстрации новых субмарин их винты и носовые части закрывают плотной тканью, точный состав вооружения известен лишь узкому кругу лиц, а члены экипажа вынуждены подписывать огромное множество документов о неразглашении гостайны. Куда уж секретнее? Оказывается, есть еще одна тема, о которой не принято говорить вслух. Это стационарные "глаза и уши" флота, обеспечивающие освещение подводной обстановки в российских водах.

Новые аспекты военного управления


Конец 2014 года для российского военного ведомства ознаменовался важным событием - постановкой на боевую службу Национального центра управления обороной (НЦУО), призванного стать своеобразным "мозгом" Минобороны, непрерывно получающим и анализирующим информацию о действиях всех родов войск, потенциальных угрозах и общемировой военно-политической обстановке.
Министерство обороны о целях и задачах НЦУО (нажмите для просмотра)
Национальный центр управления обороной Российской Федерации предназначен для обеспечения централизованного боевого управления Вооруженными Силами Российской Федерации; обеспечения управления повседневной деятельностью Военно-воздушных сил и Военно-морского флота; сбора, обобщения и анализа информации по военно-политической обстановке в мире, на стратегических направлениях и по общественно-политической обстановке в Российской Федерации в мирное и военное время.
Основные задачи:

- поддержание системы централизованного боевого управления ВС РФ в готовности к боевому применению и контроль состояния Вооруженных Сил, группировок войск (сил) на стратегических направлениях, а также выполнения основных задач боевого дежурства;

- обеспечение руководства Министерства обороны информацией по военно-политической обстановке в мире, общественно-политической обстановке в Российской Федерации и состоянию Вооруженных Сил, информационное обеспечение работы руководящих должностных лиц государства и Министерства обороны при проведении мероприятий в ситуационном центре Министерства обороны;

- обеспечение управления, координация и контроль полетов и перелетов авиации Вооруженных Сил;

- обеспечение управления, координация и контроль выполнения силами (войсками) ВМФ задач боевой службы и боевого дежурства, участия в международных операциях и специальных мероприятиях, международно-правовое сопровождение действий сил (войск) ВМФ.
Функционирование такого центра не представляется возможным без обработки оперативной информации с российских границ. Ротация вооруженных сил иностранных государств рядом с территорией нашей страны, полеты военной авиации, перемещения кораблей и подводных лодок зарубежных флотов - всю эту информацию должен аккумулировать НЦУО.

Национальный центр управления обороной РФ

Получение подобных сведений и передача их в центр - задача не из простых, однако некоторые принципы ведения такой разведки уже стали известны широкой общественности. Это и наблюдение за действиями вероятного противника из космоса, и радиоэлектронные способы мониторинга, и отслеживание тепловых и звуковых сигналов, излучаемых разными видами военной техники.

На первый взгляд, решения по реализации задачи Центра в контексте онлайн-освещения обстановки на приграничных территориях, что называется, "лежат на поверхности". А что, если опасность исходит из глубины? Виртуальное погружение в пучину проблем военной гидроакустики совершим вместе с контр-адмиралом запаса, руководителем оборонного направления НИИ "Атолл", Сергеем Жандаровым, открыто заявляющим о серьезных "дырах" в обороноспособности страны.
Биография Сергея Александровича Жандарова (нажмите для просмотра)
Родился 17 апреля 1959 года в поселке Большая Мурта Красноярского края. В Вооруженных Силах с 1976 года.

Образование:

- 1976 год - Ленинградское Нахимовское военно-морское училище.
- 1981 год - Высшее военно-морское училище подводного плавания им. Ленинского комсомола, специальность-вооружение кораблей, инженер-электромеханик.
- 1989 год – Высшие специальные офицерские классы ВМФ, специальность-командир подводной лодки.
- 1997 год – Военно-морская академия, специальность – командно-штабная оперативно-тактическая Военно-Морского флота.
- 2001 год – Военная академия Генерального штаба ВС РФ, основной факультет, специальность - военное и государственное управление.
- 2005-2008 года – Военная академия Генерального штаба ВС РФ, факультет переподготовки и повышения квалификации, специальность – педагог высшей школы.


Служебная деятельность:

1981-1985 года – командир группы управления, командир ракетной боевой части ракетного подводного крейсера стратегического назначения.
1985-1989 года – старший помощник командира ракетного подводного крейсера стратегического назначения. Допущен к самостоятельному управлению подводной лодкой (март 1986 года).
1989-1994 года (ТОФ) – командир ракетного подводного крейсера стратегического назначения К-430, в первой линии с 1990 года. 1997-1999 года (СФ) – начальник штаба дивизии тяжелых атомных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 941. Получил допуск к руководству силами в море.
2001 год – старший уполномоченный Постоянной комиссии государственной приемки кораблей. Организация приемки и государственных испытаний подводных лодок.
2001-2004 года – начальник вооружения и эксплуатации вооружения – заместитель командующего объединенной группировки войск и сил на северо-востоке РФ (Камчатка). Управление техническим обеспечением и повышением технической готовности разновидовой группировки ВС РФ. 2002 год – Указом Президента РФ присвоено воинское звание "контр-адмирал".
с 2004 года – старший преподаватель кафедры оперативного искусства ВМФ Военной академии Генерального Штаба.
30 ноября 2009 года уволился в запас по истечению срока контракта, выслуга 49 лет.
C 2009 года - представитель ОАО "Концерн "Морское подводное оружие "Гидроприбор" в Москве.
В настоящее время директор по оборонной тематике ОАО "НИИ "Атолл".

Женат, два сына – офицеры МО РФ.
Контр-адмирал запаса Сергей Жандаров не по наслышке знает, какую важность имеют своевременное получение командованием армии и флота оперативной информации и скоординированность действий всех родов войск. По его мнению, создание Национального центра управления обороной - это требование, вытекающее из анализа характера современных военных конфликтов, и существенно повышающее коэффициент управления Вооруженными силами. Однако, как пояснил собеседник информагентства Военное.РФ, этому центру пока не хватает "нервных окончаний".
Центр необходим для постоянного сбора, оценки обстановки и обеспечения принятия управленческих решений высшего руководства страны в повседневных условиях, для угрожаемого периода, для координации развертывания собственных сил, эффективного проведения каких-либо операций. Он нужен для непрерывного мониторинга состояния наших войск и мировой обстановки. Центр уже сейчас оснащен неплохими электронными мозгами, но для полноценного функционирования ему нужны датчики, сенсоры, системы, которые в режиме онлайн передавали бы собранные данные, в том числе разведывательного характера. Сегодня информация о подводной обстановке в центр не поступает, хотя там и образован пост по приему этих сведений. В режиме онлайн этот пост должен был отслеживать те угрозы, которые будут замечены в непосредственной близости от морских рубежей России. Создание такого органа – это логическое завершения строительства ГЛОНАСС, ЕСИМО (Единая госсистема информации об обстановке в мировом океане), ЕГСОНПО (Единая госсистема освещения надводной и подводной обстановки) и других систем, заявленных в программных документах ещё 15-18 лет назад. Но где эти системы? Так что центр создали, а его "нервных окончаний" - нет.
За последние несколько лет контр-адмирал написал письма о подводных проблемах практически всем ответственным за оборону России высокопоставленным лицам. Жандаров делает акцент на официальных документах и их фактическом исполнении. К примеру, в 2000 году приказом Президента РФ были утверждены "Основы политики РФ в области военно-морской деятельности до 2010 года". Одним из приоритетных направлений "Основ..." называлось создание и развертывание Единой системы освещения обстановки в Мировом океане. В декабре 2010 в действие была введена "Стратегия развития морской деятельности РФ до 2030 года" с аналогичной задачей. Прошло 15 лет после первичной постановки задачи на создание единой системы освещения подводной обстановки. Наконец, 26 января 2015 года контр-адмирал Жандаров в своем письме обратился к президенту России Владимиру Путину, а уже 30 января на коллегии российского военного ведомства было заявлено: "Минобороны создает системы освещения обстановки в Арктике".

Президент Российской Федерации, Верховный главнокомандующий ВС РФ, Владимир Путин

Для понимания всей глубины проблемы попробуем разобраться, зачем военным нужно заглядывать под воду и какие угрозы таятся на просторах мирового океана.

Глубоководный интерес


Наглядно иллюстрируют важность освещения подводной обстановки события августа 2000 года, когда произошла трагедия на атомной подлодке "Курск". Согласно официальным данным, поиски затонувшего ракетоносца велись с помощью штатной аппаратуры крейсера "Петр Великий", совместно с субмариной проводившего учения в Баренцевом море. Несмотря на мощное гидроакустическое вооружение корабля, затонувшая лодка была обнаружена только утром следующего после трагедии дня.

Атомная подводная лодка "Курск"

Проще говоря, без точных знаний о том, где и какой подводный корабль ВМФ России находится в определенный момент времени, проведение таких мероприятий, как испытания новейших субмарин, полномасштабные учения, спасательные работы, представляется весьма проблематичным делом.

Другая важная задача "подводных глаз" Военно-морского флота - обеспечение гарантированных проблем подводным лодкам вероятного противника, возжелавшим несогласованно посетить полигоны боевой подготовки и подходы к местам базирования российских кораблей. В качестве "программы-минимум" необходимо хотя бы владеть полноценной информации об их перемещениях.

Слово - главному редактору журнала "Национальная оборона", военному эксперту Игорю Коротченко:
"В Арктике, подо льдами Северного Ледовитого океана регулярно фиксируется активность многоцелевых атомных подводных лодок ВМС США и Великобритании, которые на постоянной основе осуществляют там некие миссии. Что они делают, какие задачи решают, сколько, где и какое время находятся? Все это надо выяснять и отслеживать. Безусловно, стоит задача заблаговременно иметь возможность вскрыть факт наличия иностранных подводных лодок в районах боевой подготовки Северного флота и при подходе к нашим базам".
Аналогичного мнения придерживается и контр-адмирал Сергей Жандаров. По его мнению, деятельность подводных стратегических сил невозможна без гарантий безопасного выхода из своих пунктов базирования. "Россия строит хорошие ракетоносцы, такие как "Юрий Долгорукий", "Александр Невский" и другие представители проекта "Борей". Такие подводные крейсера должны плавать скрытно, а для этого командиру "стратега", управляющему органу нужно знать, что находится под водой. Мы же посылаем подводные лодки в никуда, в неизвестность. Командир погружается и не знает, что ждет его под водой. "Нью-Гемпшир" или "Вирджиния", "Лос Анжелес" или "Сивулф" (прим.ред. - названия подлодок ВМС США)", - говорит Жандаров.

Поучительный пример, иллюстрирующий опасность подводной "неизвестности" - столкновение в 1992 году американской субмарины "Батон Руж" с российской "Костромой". Тогда наша подлодка находилась в полигоне боевой подготовки вблизи полуострова Рыбачий (Северный флот). При очередном всплытии на перископную глубину послышался удар. Рубка титановой "Костромы" врезалась в корпус "Батон Ружа", присутствие которого вблизи российских территорий оставалось незамеченным. И хотя глобальных изменений в отношениях двух ядерных держав по факту этого эпизода не произошло, он наглядно демонстрирует необходимость знаний о наличии субмарин противника в российских водах.

Атомная подводная лодка "Кострома" после столкновения с американской субмариной "Батон Руж"

Как это работало


Основная технология, которая лежит в основе систем освещения подводной обстановки, на практике реализуется за счет улавливания гидроакустических волн, создаваемых любым объектом, находящимся в воде. Подобные волны - один из немногих видов колебаний, способных распространяться в море на большие расстояния, а также отражаться от препятствий без существенных потерь "переносимых" ими сведений.

Гидроакустические средства принято делить на активные и пассивные. Активные гидролокаторы сами посылают в нужном направлении звуковые импульсы, после чего принимают отраженные от подводных объектов сигналы. Пассивные средства выполняют только половину работы: сами молчат, лишь принимая в режиме шумопеленгования сигналы от всех находящихся в зоне поиска объектов. К примеру, гидроакустические комплексы кораблей и подводных лодок способны работать как в активном, так и в пассивном режиме, а вот стационарные комплексы освещения подводной обстановки нередко только "слушают", не выдавая своего местоположения посылаемыми сигналами.

Рассмотреть принцип работы стационарных систем гидроакустического наблюдения можно на примере комплекса "Днестр", разработанного в 70-80 годах прошлого века. Он представлял собой две гидроакустические антенны длиной около ста метров, расположенные на дне моря и контролировавшие подходы к Авачинскому заливу в режиме шупопеленгования по первичному гидроакустическому полю, создаваемому подводным объектом при перемещениях. Установленные возле свала глубин, антенны надежно защищали пункты базирования Тихоокеанского флота на Камчатке от нежелательных визитеров.

Стационарная гидроакустическая антенна

Чтобы представить себе масштабы этих конструкций, достаточно упомянуть лишь о том, что каждую из них удерживали на дне два якоря весом по 60 тонн каждый. Впрочем, даже такие меры не могли полностью гарантировать неподвижность антенн. По ранее публиковавшимся в СМИ данным, в 2000 году одна из конструкций "самовольно" покинула место установки и придрейфовала к берегам Японии, где ее поначалу приняли за заблудившуюся иностранную субмарину!

Кроме непосредственно антенн, в состав комплекса входил корабль освещения подводной обстановки (упоминающийся также как опытовое судно) "Камчатка". Он являлся как бы ретранслятором "Днестра", увеличивая дальность действия комплекса и повышая точность наблюдения за подводными объектами.

Принцип работы стационарного гидроакустического комплекса типа "Днестр"

Как и всякий объект, построенный руками человека, комплекс "Днестр" требовал регулярного обслуживания. По открытым данным, межремонтный срок подводных антенн составлял десять лет, после чего их в обязательном порядке требовалось поднимать на поверхность. Для этого внутри антенн размещались балластные цистерны, заполняемые в случае необходимости воздухом. Эпизод, связанный с докованием одного из элементов "Днестра", чуть было не закончившийся трагедией, и позволил широкой общественности узнать некоторые подробности об этом комплексе.

В 2003 году одну из антенн при помощи глубоководного аппарата, оснащенного системой подачи воздуха высокого давления, успешно подняли на поверхность. После проведения профилактических работ она была возвращена на место и продолжила осложнять жизнь подводным силам иностранных флотов. Через два года была предпринята попытка поднять вторую антенну. Тогда ко дну Тихого океана спускался подводный аппарат АС-28, в задачи которого входило присоединение к балластным цистернам "Днестра" двух 600-метровых шлангов. Вскоре после начала работ батискаф оказался в ловушке переплетенных тросов, кабелей и рыболовных сетей, щедро облепивших антенну. В подводном плену водолазы провели около четырех суток. Трагедии удалось избежать благодаря помощи английских спасателей, использовавших для освобождения АС-28 свой беспилотный аппарат.

Подводный аппарат АС-28

После этого, как рассказал информагентству Военное.РФ контр-адмирал Сергей Жандаров, проект "Днестр" оказался заброшен. Через некоторое время и корабль "Камчатка", являвшей своеобразной "лампочкой" этого комплекса был выведен из состава флота.

Разумеется, "Днестр" был не единственным проектом советско-российского ВМФ, осуществлявшим мониторинг подводной обстановки. Из открытых источников известно о существовании систем "Волхов", "Амур" и "Лиман", а также так называемых отдельных центров подводного наблюдения (ОЦПН).

Сохранились данные и о том, что к Северному флоту относился пост связи на острове Новая земля, завязанный на стационарный гидроакустический комплекс "Север". О его судьбе в беседе с корреспондентом Военное.РФ по-военному кратко рассказал контр-адмирал Сергей Жандаров: "Сегодня этот комплекс устарел. На его базе была разработана еще одна серийная система с современными элементами связи".

Упоминания о системе "Север" можно обнаружить и в заслуживающей внимания научной статье "Сетецентрический подход к решению проблемы освещения подводной обстановки в Арктике". Группа авторов во главе с академиком Пешехоновым, рассматривая концепцию подводного мониторинга северных рубежей России, пишет буквально следующее:
Развернутые в Арктике стационарные гидроакустические комплексы типа "Север" контролируют лишь ничтожно малую часть акватории Арктической зоны РФ. Причем, по причине нескрытности их установки, они подвержены эффективному противодействию, вплоть до вывода их из строя.
Справедливости ради отметим, что из статьи остается непонятным, имеется ли ввиду старый "Север" или его "наследник".

Впрочем, контр-адмирал Сергей Жандаров с мнением авторов о неэффективности "Севера" не согласен. "Зачем они это пишут, а более того - на совещаниях и конференциях намеренно искажают оперативные возможности системы типа "Север"?" - задает вопрос собеседник Военное.РФ. И сам же отвечает: "Потому что, потратив много денег на заделы по созданию Интегрированной сетецентрической системы подводного наблюдения (ИССПН), не осветив ни одного квадратного километра под водой, хотят еще денег на проведение опытно-конструкторских работ, результатом которых законодательно заложено лишь 50% успеха. Более того, предлагаемый этими авторами способ освещения обстановки технологически не реализуем".

На фоне многочисленных заявлений о разработках новейших систем мониторинга, контр-адмирал Сергей Жандаров напоминает, что негативные прогнозы о функциональности "подводных глаз" флота затрагивают как раз не новые проекты, а текущую ситуацию на морских просторах. Тем более, что перед производителями подводного оборудования может встать и еще одна неожиданная преграда, способная ощутимо задержать ввод в строй новых гидроакустических систем.

"Действительно, сейчас ведется деятельность по усовершенствованию имеющихся подводных станций, проводятся опытно-конструкторские работы в рамках новых разработок. В этом контексте актуальной стала другая серьезная проблема - отсутствие подходящих кабельных судов, киллекторов для прокладки каких-либо систем. К примеру, на ТОФе осталось лишь одно подобное судно - старая "Бирюса", - подчеркнул собеседник Военное.РФ.

Кабельное судно "Бирюса"

Сейчас, судя по опубликованным закупочным документам, "Бирюса" находится на территории "Северо-восточного ремонтного центра" в Вилючинске и ждет восстановления главного двигателя.

К счастью, "кабельный вопрос" все же не остается без ответов. В 2013 году Крыловский научный центр отчитался о разработке концептуального проекта нового кабельного судна, предназначенного для прокладке линий связи и проведения подводных работ в море. Отметим, что его проектирование шло с весьма конкретным "прицелом" на Арктику. Спустя год суда начали воплощаться в металле. В частности, два таких каблеукладчика проекта 15310 были заложены в Татарстане на Зеленодольском заводе.

Вероятнее всего, на замену старого "Севера" пришла другая система освещения подводной обстановки, разрабатываемая Научно-исследовательским институтом "Атолл". Сегодня "Атолл" выпускает серийный стационарный пассивный гидроакустический комплекс "МГК-608Э", по информации некоторых источников имеющий второе название – "Север". Что-то напоминает, не правда ли?

В 2012 году замгендиректора Рособоронэкспорта, демонстрируя этот продукт на выставке "Евронаваль", назвал его "средством подводного наблюдения в дальней морской зоне". Комплекс представляет собой ряд устанавливаемых на морском дне фазированных антенных решеток, состоящих из приемных элементов (гидрофонов), которые могут быть вынесены на расстояние от десятков до сотен километров от береговой черты.

Стационарный пассивный гидроакустический комплекс "МГК-608Э"
Разработки и проблемы НИИ "Атолл" (нажмите для просмотра)
В официальных документах НИИ "Атолл" можно встретить упоминания и о так называемом изделие "Северянин", по данным Военное.РФ имеющим отношение к системе освещения подводной обстановки. Стоит упомянуть, что официально, согласно данным из годового отчета "Атолла", разработка этого проекта была завершена в 2011 году. Проблемы с его поставками на флот в итоге даже вылились в судебный иск Министерства обороны к проектантам. Однако, в последующие годы это многострадальное изделие вновь начало фигурировать в закупочных ведомостях научно-исследовательского института. К примеру, в 2013 году "Атолл" объявил тендер на сертификацию иностранных электрорадиоизделий для использования в рамках вышеуказанного проекта. А в качестве "перспективного инвестиционного проекта" "Атолл" продолжает рассматривать планируемое перевооружение производства для выпуска "стационарных и автономных гидроакустических средств освещения морской обстановки".

Стоит понимать, что стационарный гидроакустический комплекс – невероятно сложная многокомпонентная система, разработка которой является предприятием продолжительным и трудоемким. Но разработка – это лишь половина дела. Гидрофоны, систему связи и оборудование для постов наблюдения недостаточно просто отгрузить на склад. Здесь необходима кооперация специалистов-проектантов, производителя оборудования и эксплуатанта, коим выступает Военно-морской флот. Сложности этой кооперации хорошо видны в материалах судебного разбирательства между Министерством обороны и уже упомянутым "Атоллом". В протоколе заседания приводятся слова представителя научно-исследовательского института, который утверждает, что задержка поставки изделия на Северный флот произошла из-за непредоставления заказчиком кабельного судна. Также небезынтересным фактом является утверждение о том, что при испытании приборов возникли проблемы, требующие использования иного типа кабеля, а также что решение о внесении изменений в конструкцию изготовляемого изделия было принято в тот момент, когда значительная часть приборов была уже изготовлена и требовалась их переделка (изготовление заново). В том же документе приводятся выдержки из письма представителя Минобороны, который утверждает, что из 127 приборов в срок предъявлен всего один, а из 572 километров кабеля закуплено только 462.
В СССР секретность соблюдалась на высшем уровне, поэтому до широкой общественности дошли крайне отрывочные сведения о вышеуказанных системах и их судьбе. А вот в Штатах, очевидно, государственную тайну не уберегли. А может и не особо стремились, нарочно запугивая флотоводцев других стран своей вездесущностью. Во всяком случае, сегодня информации о гидроакустических комплексах ВМС США разработки прошлого века вполне достаточно для понимания принципов их работы.

Подводные глаза капитализма


Самой известной системой глобального отслеживания подводной обстановки безусловно можно назвать американский комплекс SOSUS. Это специализированная сеть подводных гидрофонов, размещенных на возвышенностях дна, разработанная для слежения за перемещениями субмарин. Разумеется, точность определения координат движущейся подлодки получается весьма приблизительной, но она позволяет передавать актуальную информацию маневренным силам ВМС США, которые способны осуществить более точный поиск объекта на просторах мирового океана.

Система SOSUS

Необходимо отметить, что эффективность SOSUS, как и любой другой гидроакустической системы, напрямую зависит от уровня шума, издаваемого подводным объектом. И если субмарины первого поколения были слышны на расстоянии нескольких тысяч километров (в зависимости от преломления звукового луча), то с развитием военной научно-технической мысли это расстояние существенно сократилось. Существует мнение, что подводные лодки третьего и четвертого поколений, даже с атомной силовой установкой, этой системой практически не обнаруживаются, что, вкупе с дороговизной обслуживания, привело к частичному сокращению программы SOSUS.
Подробнее о SOSUS (нажмите для просмотра)
SOSUS (Ound SUrveillance System, Звуковая Система Наблюдения) - пассивная система обнаружения подводных объектов, размещенная в период "холодной войны" Соединенными Штатами в ключевых районах Мирового океана.

Включала в себя несколько подсистем. На континентальном шельфе Северной Америки в районах, граничащих с Северной Атлантикой, была установлена подсистема "Цезарь" (СAESAR). В северной части Тихого океана действовала подсистема "Колосс" (COLOSSUS). Несколько блоков отдельных гидрофонов были установлены в Индийском океане и некоторых других районах, местонахождение которых до сих пор не разглашается.

Подводные гидрофоны вслушиваются в океан и пересылают данные на береговую станцию. Оттуда информация направляется в центр обработки, зачастую через спутник. SOSUS обладает достаточной точностью обнаружения подводной лодки, определяя ее место в круге радиусом не более 100 км. Это значительная площадь, но в зависимости от качества контакта радиус может быть сокращен до 10 км.

Самым большим недостатком системы можно считать отсутствие возможности контролировать акватории Мирового океана, находящиеся за пределами 500-километровой зоны от границы континентального шельфа.

Система SOSUS очень недешева. С окончанием "холодной войны" SOSUS предоставила свои возможности для проведения исследований Мирового океана в мирных целях, одновременно выполнив замену элементной базы на более современную и эффективную. В то время как многие подсистемы выведены из боевого дежурства, введены в действие дополнительные мобильные подсистемы, которые могут быть размещены по мере необходимости.
В любом случае, американский SOSUS, хоть и в урезанном варианте, продолжает функционировать. А смогли ли сохранить советское подводное наследие в России?

На перспективу


Задача по реализации полноценного контроля за подводной обстановкой в наших водах сегодня актуальна как никогда. Политическая обстановка в мире, планы России по защите национальных интересов в Арктике, зафиксированные эпизоды заходов иностранных субмарин в приграничные морские зоны страны – все это заставляет задуматься об эффективности стоящих на вооружении систем подводного мониторинга.

Атомная подводная лодка ВМС США "Аннаполис"

За пониманием современных реалий и проблем гидроакустической отрасли обратимся к официальным документам. Занявшись поиском какой-либо информации о системах освещения подводной обстановки в сети интернет, легче всего наткнуться на "Стратегию развития морской деятельности России".

Одной из важнейших задач составители Стратегии называют "создание единой госсистемы освещения надводной и подводной обстановки в Мировом океане (ЕГСОНПО)". О значимости своевременного исполнения этой задачи рассказал и контр-адмирал Сергей Жандаров.
"Создание подобной системы является необходимостью, задача на ее создание поставлена точно и правильно. К 2012 году должен был быть закончен первый этап охвата исключительной экономической зоны России физическими полями отечественных информационных систем, предполагающий 30% покрытие этих территорий. К 2020 этот процент должен быть увеличен до 50. Однако, на дворе 2015 год, а реально освещается лишь малая часть российских вод. Наша задача - прикрыть зону наибольшей опасности, выходы из пунктов дислокации. Сейчас еще не поздно восстановить систему подводного оповещения. Ученым надо объективно оценить имеющиеся заделы, а заказчикам в Министерстве обороны РФ нужно сформулировать и обосновать задачи. Не верить утопической идее, а быть более приземленным. Сейчас положение такое, что вместо закупки серийных изделий или других упрощений, идет разработка каких-то новых систем. Это тенденция, начавшаяся еще в 2000-х годах: "я сделаю лучше". Именно об этом я писал письмо Президенту, председателю Правительства, заместителю председателя Правительства Рогозину, Министру обороны, начальнику Генерального штаба".
О ключевых проблемах отрасли полтора года назад писал и разработчик знаменитой гидроакустической приставки "Рица" Виктор Курышев. В его статье "В подводной обстановке мрак и тишина", основными причинами кризиса военной гидроакустики называется ошибочность путей развития этой сферы в 70-80-х годах прошлого века и монополия поставщиков отдельного подводного оборудования. В статье специалист также подвергает критике действия руководства Военно-морского флота.

К чему приводит российский флот "подводная слепота" сегодня, неоднократно сообщали и другие специалисты-гидроакустики. Их дискуссия ведется в тематических СМИ уже достаточно давно, периодически поднимая на поверхность проблемы конкуренции производителей подводного оборудования, и выставляя на всеобщее обозрение острые вопросы к проектантам и командованию ВМФ России. Так о чем пишут на досуге эксперты?

Подводник Владимир Ямков в своей статье "Противолодочная недееспособность" указывает на конкретные проблемы, обусловленные отсутствием стационарных подводных систем освещения обстановки. Фактически автор указывает на то, что без глобальной системы освещения подводной обстановки даже новейшие российские субмарины не смогут отличить подводного союзника от потенциального противника. "Наши подводные лодки, в том числе и самые современные, значительно уступают подводным лодкам США в главном и важнейшем параметре, определяющем скрытность, недосягаемость, неуязвимость, а значит, боевую устойчивость и боеспособность, – в дальности обнаружения, что подтверждают разведданные, расчеты и практика обнаружений. При этом наши гидроакустические комплексы (ГАК) не способны достоверно классифицировать цели на предельных дальностях обнаружения", - пишет Ямков.

Антенна гидроакустического комплекса российской подлодки

Об этом же в своем обнародованном письме Министру обороны и директору ФСБ России сообщили специалисты НПО "Союз". По мнению главного конструктора и научного руководителя предприятия, на флоте используются гидроакустические комплексы без аппаратной классификации целей. "Как во времена Второй Мировой, ее осуществляет оператор "на слух" в режиме автосопровождения одной выбранной цели. Шум новейших ПЛ с водометным движителем классов "Си-Вулф" и "Вирджиния" операторы вообще не отличают от морских шумов. В результате, командир ПЛ, не зная, своя цель или чужая, подводная она или надводная, вынужден уходить от всех обнаруженных целей. Обнаружение без классификации бесполезно", - написали в 2013 году гидроакустики Валентин и Виктор Лексины.

В такой ситуации один из самых пессимистичных прогнозов дает контр-адмирал Сергей Жандаров:
В 90-е годы с ВМФ была снята задача борьбы с иностранными подводными ракетоносцами в дальней морской зоне. Сейчас, видимо, придется снимать аналогичную задачу в своих водах по многоцелевым атомным субмаринам. Но тогда кораблям и подводным лодкам придется запретить выход в море, без знаний о подводной обстановке этого делать нельзя.
Гораздо более оптимистичен военный эксперт Игорь Коротченко. Он считает, что перспективы у современных систем подводного наблюдения весьма радужные. "На дне инноваций Министерства Обороны был представлен ряд разработок профильных гражданских институтов, которые предлагают, в том числе, акустические и неакустические методы обнаружения подлодок вероятного противника. Эти разработки будут востребованы в полном объеме. Применительно к Арктике еще одним элементом контроля будет являться использование современных атомных подлодок класса "Северодвинск" (проект 885 "Ясень" - ред.), которые смогут также держать под контролем иностранную активность в регионе", - пояснил собеседник Военное.РФ.


Рассматривая современные возможности российского флота по противодействию подводным силам противника, нельзя не упомянуть о специализированных разведывательных кораблях. К примеру, в настоящее время на "Северной верфи" в Санкт-Петербурге строится серия разведчиков по проекту 18280. О срочной необходимости такой техники косвенно говорит тот факт, что головной корабль этого проекта "Юрий Иванов" вошел в состав флота спустя всего месяц после первого выхода в море.

Корабль проекта 18280 "Юрий Иванов"

"Такие корабли обязаны участвовать в освещении подводной обстановки. Но, по сравнению со стационарными комплексами, они имеют ограниченную дальность действия, обусловленную техническими характеристиками бортовой гидроакустической системы", - пояснил Жандаров.

В уже упомянутой научной статье "Сетецентрический подход к решению проблемы освещения подводной обстановки в Арктике", кораблям отводится место одного из этапов создания полноценной системы подводного наблюдения. Авторами предлагается создать корабль освещения подводной обстановки (ОПО) на базе разработанного в ЦМКБ "Алмаз" проекта 20180. Широкие модернизационные возможности этого проекта подтверждаются планами северодвинского предприятия "Звездочка" по строительству серии подобных кораблей различного назначения, под которые уже готовятся производственные мощности верфи.

Спасательно-буксирное судно "Звездочка" проекта 20180

К маневренным средствам можно отнести и перспективные автономные необитаемые подводные аппараты-разведчики (АНПА). Согласно официальным данным, роботизированные подводные аппараты, способные погружаться на 300 метров и работать без вмешательства человека до трех месяцев, будут разработаны уже к 2017 году. Предполагается, что такие комплексы в будущем заменят дрейфующие гидроакустические буи, а также позволят Военно-морскому флоту России осуществлять мониторинг океанографической обстановки в труднодоступных районах, в том числе подо льдами Арктики.

Необитаемый подводный аппарат

Впрочем, если верить заявлениям "вероятного противника", Военно-морские силы США уже сегодня обладают флотом из 65 беспилотных субмарин, а до конца 2015 года намерены увеличить их число до 150.
Подводная робототехника: мнение контр-адмирала Жандарова (нажмите для просмотра)
Сергей Жандаров заявлениям о реально работающих в зарубежных Военно-морских силах подводных разведчиках не верит и сравнивает их с громкими высказываниями американской стороны о космической программе "Звездных войн".

"С роботами много проблем. Для начала их надо научить плавать. Любое необитаемое подводное средство очень сложно позиционировать. Пример: на погружающийся беспилотник начинает действовать архимедова сила. Она зависит от плотности воды, та - от солености. Все это требует очень тонкой настройки, ведь если робот будет плавать у поверхности, то под водой он ничего не увидит", - раскрывает детали собеседник Военное.РФ.


Второе, на что обращает внимание Жандаров, это необходимость создания эффективной и безопасной системы передачи на АНПА сигналов от оператора и ответного получения собранных данных. Такую систему еще только предстоит создать.

"Третья проблема роботов - отсутствие малогабаритных систем обнаружения достаточной мощности. На робота можно поставить такие же антенны, какие используются в торпедах. Видеть он будет соответствующе - в пределах километра. Вокруг эффективных гидроакустических антенн строятся целые подводные лодки (прим.ред. - имеются в виду многоцелевые АПЛ проекта "Ясень"). Антенные устройства – это целая отрасль. Где-то уже создали малогабаритную антенну, датчик по другим физическим полям, позволяющим видеть объект за десятки километров? Именно поэтому успешно работающих подводных роботов-разведчиков нет и за рубежом, хотя о их разработках постоянно заявляют в западной прессе, может они специально вводят в заблуждение и направляют на ложный путь", - отмечает контр-адмирал.

Роботов-разведчиков, предназначенных для вскрытия подводной обстановки и получения в сжатые сроки карты районов открытого моря, в сентябре минувшего года продемонстрировали премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву в подмосковном Красноармейске. К сожалению, речь шла только об образцах новой морской техники. "Желательно это все запустить в серию. Тогда точно можно будет гордиться", - заметил тогда Медведев.

О морских роботах высказался в своей статье и Дмитрий Рогозин: "в области создания морских роботов мы стоим еще в самом начале пути. В рамках реализации проекта планируется наделить автономные аппараты способностями распознавания и группового взаимодействия. Предстоит разработать перспективные гидрофизические, гидроакустические и неакустические методы и средства обнаружения, создать новые эффективные средства подводной связи и навигации".
Альтернативный взгляд на гидроакустику XXI века приводит член Научного совета по комплексной проблеме "Гидрофизика" РАН, капитан 1 ранга в отставке, Михаил Волженский (скончался в 2014 году). По его мнению, современные малошумные подводные объекты создают столь малый сигнал, что он естественно затухает в морской воде на расстоянии нескольких километров. "Соответственно, и обнаружение малошумного подводного объекта самым продвинутым гидроакустическим комплексом, физически будет составлять единицы километров. Это обстоятельство заставляет пересмотреть всю тактику и стратегию освещения подводной обстановки … Как и в любой области знаний, в гидроакустике есть много еще нерешенных проблем, но это не есть признаки кризиса, а признаки роста", - пишет Волженский в своей статье "Еще раз о "кризисе" военной гидроакустики".

Рогозин в курсе


Пока что "нерешенные проблемы" остаются таковыми, новые проекты морского наблюдения видны только на бумаге, а подводная обстановка в понимании интересующейся флотом общественности светлее не становится. По данным Военное.РФ, до сведения вице-премьера по оборонной промышленности Дмитрия Рогозина в 2014 году была донесена информация о проблемах освещения подводной обстановки гидроакустическими методами. Будут ли приняты какие-либо оперативные меры для исправления сложившейся ситуации, до сих пор остается неизвестным.

РПКСН "Александр Невский" выходит в море

Но, несмотря на имеющиеся проблемы технического обеспечения ВМФ РФ, сегодня мало кто осмелится назвать российский флот безоружным и неспособным ответить на возможные угрозы. К счастью, пока этого и не требуется. Борьба ведется не под водой, а на земле, в конструкторских бюро и на оборонных заводах морских держав. Смогут ли новейшие гидроакустические комплексы обезопасить российские моря или прогресс развития бесшумных субмарин опередит разведывательную отрасль? Или наоборот, не станут ли иностранные подлодки яркими пятнами на карте мирового океана за счет внедрения в России новых технологий подводного мониторинга? Ответы даст только море.

Как заявил в декабре минувшего года Главком ВМФ России Виктор Чирков, одним из приоритетных регионов для новой морской доктрины РФ до 2030 года станет Арктика. Поэтому можно быть уверенным, что о системе освещения подводной обстановки на Крайнем Севере будет сказано еще немало слов. Придется подождать официальных заявлений на этот счет, чтобы не оказалось, что подводные лодки и в будущем будут уходить "в никуда", а "подводный" пост в Национальном центре управления обороной - простаивать без дела.

Сергей Сочеванов