«Единый день экспертизы по анти-БПЛА»

Контрактник псковского спецназа ГРУ: "По сравнению со спецназом ВМФ, мы - дети-сироты"

Тема: Армия, Статьи

Контрактники элитной военной части целыми днями занимаются уборкой территории, изредка практикуются в стрельбе, едут в командировку в неизвестных им специальностях, а привозят из нее вагон деревянных поддонов из супермаркетов. В редакцию Военное.РФ поступило письмо с очерком из жизни отдельно взятого военного формирования.

Своими впечатлениями от службы с агентством Военное.РФ поделился бывший военнослужащий по контракту войсковой части ГРУ в городе Псков, представившийся как Павел Иванов. Редакция сочла, что это письмо лучше опубликовать полностью. Однако перед публикацией Военное.РФ проверило полученную информацию. Многие факты нашли свое подтверждение со слов двух других действующих военнослужащих этой части.

Разведчики


Сначала вкратце хотелось бы рассказать о регламенте служебного времени и занятости личного состава. Он не соблюдается категорически. И вызвано это отнюдь не целями сохранения боевой готовности, а личными требованиями командования отряда.

Например, согласно регламенту, уход со службы - 18.30, но командир отряда по каким-то субъективным причинам собирает совещания командиров рот, скажем, в 18.20. Весь личный состав сидит на местах и дожидается прихода командира подразделения, после чего выясняется, что нужно сделать еще какие-то неотложные дела, вроде уборки территории, или погрузо-разгрузочных работ. А ведь у многих контрактников семьи, дети, которые ждут их дома. Делает ли это привлекательной службу по контракту?

Теперь немного о том, чем заняты военнослужащие в течение дня. Согласно расписанию, это различные занятия. Но по факту, очень часто это облагораживание территории, ее уборка и другие очень важные нужды, так как командир бригады больше заботится о ее внешнем виде, чем о внутреннем состоянии.
Кстати говоря, у командования части со "Славянкой" (компания Минобороны РФ, занимающаяся управлением специализированным жилищным фондом военных городков - ред.), создались какие-то трудности, из-за чего последняя отказалась убирать территорию части. Кто это стал делать? Конечно же военнослужащие по контракту. (Подтверждения этой информации у Военное.РФ найти не удалось - ред.).

Личный состав отряда полностью состоит из военнослужащих по контракту. Кажется, отряд профессионалов. Но кто эти военнослужащие? Они вчерашние солдаты-срочники, средний возраст - 20 лет, образование зачастую 9 или 11 классов. У этих людей еще не кончилось детство, а на них возлагают определенные требования и ответственность. Что из этого выходит? Постоянные происшествия, связанные с употреблением алкоголя, наркотиков, ДТП с участием военнослужащих. В подтверждение моих слов достаточно узнать статистику у заместителя командира части по работе с личным составом.

Но почему ребята, приходя в спецназ зелеными юнцами, не становятся брутальными вояками, а в основном спиваются и дерутся? Да потому что офицерский состав отряда к этому располагает.
90% офицеров и прапорщиков, начиная от заместителей командиров групп и заканчивая командиром отряда, общаются с солдатами как с низшей кастой, животными. Ни о каком товариществе между командиром и подчиненным не идет и речи. Офицер не уважает солдат, солдаты не уважают офицера. Все делается только из-под кнута и единственный рычаг давления - это деньги и сила.

Разве так должно быть в спецподразделении? Офицеры не заинтересованы в здоровом коллективе, они также смеются над теми, кто слабее или, по их мнению, глупее их, постоянно оскорбляют и унижают.

Вот лишь один небольшой пример. Во время служебной командировки в 2014 году у одного из солдат нашей роты появился грибок обоих стоп. Целый день в обуви, к вечеру, естественно, в палатке стояла приличная вонь, а грибок только усугублял ситуацию. Каковы были действия заместителя командира и командира группы? Они поносили этого солдата как могли и выгоняли спать на улицу или в угол палатки. Разве так должны поступать командиры? В итоге мною в аптечке санитара была найдена мазь, и отдана солдату. Через три дня запах исчез, ноги пришли в норму. Это было так сложно сделать? И это лишь капля в море скотского отношения к нам.

Ну и в завершении немного о главной составляющей спецназа - боевой подготовке. Как проходят или не проходят (что чаще) занятия, я уже упомянул. На стрельбах разведчик отстреливает хорошо если пару магазинов к АК или пару магазинов к СВД. Пулеметчик, в лучшем случае, отстреливает 100 патронов. Иногда бывает стрельба из подствольного гранатомета и очень редко - метание гранат. Из РПГ-26 при мне стреляли всего два раза и то офицеры.

Но главным событием моей службы явилась служебная командировка в апреле-мае 2014 года. Именно тогда я разочаровался в своей части полностью.

Все началось с того, что перед отправкой полностью изменили штат отряда. Мало того, что большинство людей попало не в свои роты, так еще и на другие должности! То есть, если человек все время службы являлся минером-разведчиком, то сейчас он вдруг становится пулеметчиком или снайпером! Просто в один момент приходит командир и говорит, что сейчас ты идешь в такую-то роту и становишься тем-то тем-то. То есть, получается замечательная картина - новый командир группы, который не знает своих солдат даже по фамилии, незнакомые люди, с которыми тебе идти на выполнение задач, которые, к тому же, никогда не стреляли из того оружия, которое имеют! Я до сих пор не могу найти ответа на вопросы - как и почему? Кроме этого, в командировку отправляются люди, которые только что пришли на контракт.
У меня в группе был пулеметчик, который пришел на контракт в понедельник, а в четверг уехал в командировку пулеметчиком. Нужно ли говорить, что он никогда не держал пулемет в руках?

Кроме этого, в этой служебной командировке, кроме занятий, существовала еще куча нарядов, хозяйственных работ, постоянных погрузок и разгрузок, а также облагораживание территории. Мы пересаживали дикие яблони из поля вдоль палаток, "чтобы красиво было". В ближайший город ездили около 5 раз, привозя полные "Камазы" поддонов из гипермаркетов. Знаете, что стало с этими поддонами после отъезда? Полный железнодорожный вагон поддонов приехал в Псков. Который, конечно же, мы и разгружали. Зачем везти из командировки деревянные поддоны? Я не могу ответить.

Вы скажете, что все это нормально? Но мне было с чем сравнить. Рядом с нами жили бойцы спецназа ВМФ с Севера и Балтики. И по одному внешнему виду я бы сказал, что они спецназ, а мы дети-сироты в военно-трудовом лагере. Они все, как на подбор, крепки физически, там практически нет молодежи, видно, что средний возраст выше 25. Они не занимались сельхозработами как мы, они занимались спортом и боевой подготовкой. Всё! Что еще нужно для успешного выполнения задач? Тогда для чего нужны мы?

После приезда из данной командировки у меня полностью отсутствовало желание продолжать службу в данной части, поэтому мною был написан рапорт на увольнение по собственному желанию, где было написано, в краткой форме, все вышеперечисленное. Но уволить меня по собственному желанию отказались, и уволили по нарушению условий контракта, для чего мне пришлось специально нарушать дисциплину. Хотя за всю службу до этого я не имел ни одного выговора, и ни разу не опоздал на службу. О себе еще скажу, что имею высшее образование, физическую подготовку сдавал на 1 категорию.

Получить оперативный комментарий у пресс-службы Западного военного округа информационному агентству Военное.РФ не удалось.