"Военформ-дизайн": швейная промышленность возродится через отраслевую кооперацию

Тема: ВПК, Статьи

Российское предприятие "Военформ-дизайн" за последние годы создало и отработало собственную схему создания военной и спецодежды. Этому помог почти 30-летний опыт разработки обмундирования для ФСБ, армии, спасателей и других силовых ведомств. Председатель совета директоров компании Алексей Сафонов рассказал Военное.РФ об основных проблемах и перспективах отрасли, поделился опытом создания одежды для силовиков и объяснил, как достичь успеха при выполнении госзаказа, в том числе для оборонки.


Портные для силовиков с 1991 года


За время работы "Военформ-дизайн" переодел бойцов Погранслужбы ФСБ, создав линейку одежды для них и для некоторых других силовых структур, а также арктическую форму для пограничников. Всего выполнено "от и до" пять опытно-конструкторских работ (ОКР) – полный цикл создания спецодежды, вплоть до разработки тканей, систем обогрева и камуфляжных схем.

Гендиректор компании "Военформ-дизайн" Алексей Сафонов

"Мы разработали множество видов одежды для силовиков в рамках нескольких государственных ОКР. Среди них – униформа для пограничников, для сотрудников КПП на транспорте, для береговой охраны, государственной морской инспекции, рыбнадзора, а также обмундирование для Арктики", – говорит Алексей Сафонов.

"Военформ-дизайн" выпускает в частности одежду для работы в экстремальных условиях для военных, моряков, полиции, полярников и сотрудников МЧС. Это обмундирование позволяет работать в условиях Арктики при минус 50 градусах, а костюмы для моряков помогают не замерзнуть и остаться на плаву в открытом море.

Компания изначально начала работать с ведомствами под гособоронзаказ (ГОЗ), рассказал руководитель предприятия, и в ряде случаев "Военформ-дизайн" был единственным поставщиком.

1 / 5

По словам Сафонова, от других небольших предприятий "Военформ-дизайн" отличается наличием собственного конструкторского бюро, испытательного центра и опытом самостоятельной разработки тканей. Кроме того, отметил он, это единственная организация среди швейных производств России, у которой есть третий уровень секретности. Но главное, считает директор, – это отработанная система отраслевой кооперации, которая в условиях фактической гибели остатков советской швейной промышленности помогает компании и ее партнерам не только держаться на плаву, но и развиваться.

На пути к преодолению кризиса отрасли


Легкая промышленность, в частности швейная, сегодня убита, считает наш собеседник. Передел собственности "добил" некогда многочисленные швейные фабрики, цеха закрыты или перепрофилированы. У редких выживших – слишком мало заказов, не решает проблему и зарубежный капитал: иностранцы редко вкладываются в развитие.

Руководитель "Военформ-дизайна" отметил, что растрачен и научно-технический потенциал текстильных производств: из трех профильных предприятий в белорусском Могилеве, украинском Черкасске и российской Перми ощутимые (если говорить о научно-техническом потенциале и высокоэффективном производстве) мощности в полной мере сохранила только могилевская компания "Моготекс".
"Наше предприятие работает с "Военформ-дизайном" уже десять лет, – рассказал Военное.РФ первый заместитель гендиректора "Моготекса" Виталий Дединец. – При этом ни одна разработка не предлагается заказчику без глубокой научно-технической проработки, а также проведения всеобъемлющих лабораторных и полевых испытаний. Это позволяет гарантировать высокие потребительские характеристики создаваемых современных материалов".
"Мы можем выжить и сами, только не мешайте. Со стороны государства – лишь обещания светлого будущего, но не более", – отмечает Алексей Сафонов. По его мнению, преодоление системного кризиса в нынешних экономических условиях возможно и решается через производственную кооперацию – при условии господдержки или хотя бы облегчения бюрократического давления.

Презентация новых разработок одежды для силовиков на одной из военных выставок

Среди основных проблем малых и средних предприятий, рассказал он, – бюрократия, сложности при работе с тендерами и банками, а также сговоры монополистов.
Сафонов уверен, что будущее российский швейной и текстильной промышленности – за многофункциональными научно-производственными объединениями, работающими на основе долгосрочных договоров о совместной деятельности.
Схема подобных ассоциаций такова: есть головное предприятие со своим КБ и фабриками, а есть соисполнители, выполняющие те или иные задачи – разработку тканей, частичное производство и т.п. В идеале в объединение должно входить и финансовое учреждение – банк, который дает краткосрочные кредиты. Если банка нет, компании могут финансировать друг друга, предоставляя беспроцентные кредиты или откладывая на определенное время взаимные платежи.

Как происходит разработка тканей в ассоциации, Военное.РФ рассказал гендиректор "Объединенной текстильной компании" (ОТК) Юрий Горбачев: "Мы создаем и производим ткани на базе могилевского ОАО "Моготекс". По его словам, "Военформ-дизайн" ставит задачи, учитывая специфику использования форменной одежды в тех или иных условиях. "Ткани производятся, тестируются, проходят полевые испытания в виде готовой одежды и потом, после доработки, производятся снова до тех пор, пока требования и внешний вид не будут максимально соответствовать нужным характеристикам", – отметил Горбачев.

"Такой подход – не только способ сохранить производство и рабочие места, но и средство становления эффективной базы швейного производства. Возможно, имеет смысл создавать такие объединения на региональном или даже федеральном уровне", – отметил руководитель "Военформ-дизайна".

Стенд компании "Военформ-дизайн" на одной из профильных выставок

Но в этом случае, считает он, все равно придется доказывать государству отсутствие в подобных структурах аффилированности, доказывать, что соисполнители работают только с головным предприятием. Кроме того, налоговые службы спросят, почему одна компания дала беспроцентный кредит другой компании и, главное для налоговиков, не является ли такое взаимофинансирование мошеннической схемой, попыткой сокрытия налогов.

Как выжить малым предприятиям: "злые" монополисты, кусачие тендеры и недружелюбные банки


Рынок производства спецодежды в России невелик, значительную его часть занимают монополисты. А ведь спасти многие малые предприятия могли бы как раз государственные заказы – например, для изготовления формы для силовиков и других предприятий, где есть спецодежда. Кроме того, это вполне вписывается в доктрину борьбы с монополиями.

"К сожалению, в нашей области процветает недобросовестная конкуренция, монополисты то и дело просто договариваются друг с другом, – рассказал Сафонов. – Так, недавно ФАС выявила более 100 компаний, устроивших тендерный сговор в рамках конкурса для МВД. Предприятия распределили все так, что заказы оказались у одних и тех же субъектов. Схему раскрыли, ряд тендеров и аукционов отменили, а некоторым компаниям заблокировали счета. Все это вредит рынку, свободной конкуренции, а государство не всегда эффективно с этим борется", – подчеркнул он.

Мало выиграть аукцион, нужно еще и финансовое обеспечение для выполнения заказа. В нынешних условиях заказчик не платит деньги поэтапно, а расплачивается лишь после завершения поставок имущества, определенных контрактом. "Для участия в тендере следует внести 5% от суммы заказа. В случае проигрыша деньги вернут, но на время конкурса средства недоступны, – говорит Сафонов. – В случае выигрыша еще 30% от суммы контракта уйдут на так называемое обеспечение исполнения контракта – заморозятся до успешного исполнения заказа. С учетом инфляции получается рискованно". И треть от суммы контракта лежит мертвым грузом до подписания заказчиком итоговых документов по тендеру.

Директор компании "Военформ-дизайн" Алексей Сафонов на одном из кораблей, экипаж которого использует форму предприятия

Предприятие, выигравшее конкурс, оказывается в непростом положении. Нужно приобрести ткань (это до 50% от суммы контракта), купить фурнитуру, заплатить инженерам и рабочим, оплатить складские и иные логистические расходы, налоги и т.п. Малым и средним компаниям такое не под силу. Отсюда – закредитованность и частые банкротства. При этом первые деньги приходят в среднем через год. В итоге компании, работающие по госзаказу, лишены авансов и предоплат за материалы: хоть какие-то деньги они могут получить лишь в отдаленной перспективе, после собственных крупных затрат. В этой ситуации у производителя один выход – экономить на производстве и материалах.

Схожие недостатки работы с госзаказчиками отмечает и гендиректор ОТК Юрий Горбачев. По его словам, среди них – вероятная низкая цена готовых изделий после проведения аукциона, короткие и неудобные сроки поставки продукции грузополучателям, разбросанным по всей стране, наличие серьезных обеспечительных платежей для участия в аукционах, а также долгие сроки оплаты со стороны заказчика. Положительная сторона – гарантия заказа на четкий период при наличии полугодовых или годовых контрактов.

Кредитование сегодня – тоже не выход для небольших предприятий, считает руководитель "Военформ-дизайна": "У банков свои жесткие и непоколебимые сроки погашения кредита, а сроки оплаты за нашу продукцию – другие, особенно с учетом всех особенностей договора – казначейское сопровождение всех расчетов и неизбежные бюрократические проволочки". По мнению Алексея Сафонова, покрывая кредиты, швейные предприятия несут такие убытки, которые делают выполнение госзаказов бессмысленным. Своих банков в этой сфере у компаний нет – не те объемы, в отличие от сырьевой отрасли.

Один из немногих способов заинтересовать кредитные организации – стать заметными, то есть организовать консорциум или холдинг – объединиться, говорит Алексей Сафонов. Но даже в этом случае на работу со "швейниками" идут лишь 10% кредитных организаций, добавил он. Конечно, есть институт банковской гарантии, по идее призванный упростить жизнь. Но такую гарантию дают все меньшее количество банков, а "гарантийные" проценты постоянно растут. С 2017 года по новому законодательству о госзаказе предприятия обязательно должны иметь открытый счет в казначействе. Работа с заказчиком идет уже не напрямую, а через казначейство.

Чиновник, открой личико: как бюрократия и коррупция мешают промышленникам


Открыть казначейский счет часто мешает бюрократия, необходимость пройти через множество инстанций. Но и после открытия счета траты растут. Так, казначейство не считает возможным оплачивать промежуточные расходы, связанные с закупкой тканей или фурнитуры и даже их перевозку от поставщиков к месту нахождения швейного производства. Оплата – лишь после успешного завершения контракта. Часто чиновники из контролирующих структур – например, налоговики, воспринимают любую инициативу бизнеса как что-то неправильное, недозволенное, посетовал Алексей Сафонов.

Арктический комплект формы

3 августа 2017 года, встречаясь с представителями Дальнего Востока, президент РФ Владимир Путин сказал, что внеплановые проверки бизнеса не должны проходить дольше 10 суток. Кроме того, по его мнению, проведение таких проверок нужно строго ограничить – до 30% от числа плановых. Президент страны отметил избыточное бюрократическое давление на малый и средний бизнес. О том же корреспондентам Военное.РФ рассказали представители нескольких компаний-производителей одежды для силовиков в ходе форума "Армия-2017".

Часто такое давление – инструмент недобросовестной конкуренции, добавили представители швейной промышленности. "Инструментарий монополистов богат, – рассказал один из руководителей текстильной компании. – Это и дезинформация, и черный PR, навязывание невыгодного сотрудничества, а также прямой шантаж". По его словам, эти методы используют в борьбе за тендеры. При этом, если небольшая компания не согласится на условия монополистов, дело может обернуться внезапной и с непредсказуемыми результатами проверкой со стороны налоговиков, антимонопольщиков и других госструктур.

Первый замгендиректора "Моготекса" Виталий Дединец отметил необходимость честного выбора поставщиков со стороны госчиновников и важность своевременного финансирования заказов.

Сетецентрическая "швейка" как рецепт выхода из кризиса


"Одно из наших ноу-хау – консолидация и кооперация, в том числе финансовая. Например, взаимопомощь участников консорциума в рамках того или иного заказа, – говорит Алексей Сафонов. – Это позволяет не только выживать, но и развиваться всем участникам ассоциации. Главное, что это проверено на практике. Подобная система взаимопомощи отчасти бьет по банкам: мы ведь не платим проценты за кредиты, расплачиваясь услугой за услугу. Бартер не противозаконен. Есть независимые соисполнители, наша организация – головная только по конкретной работе в тот или иной период времени, то есть на время выполнения того или иного крупного заказа".

Производство форменного обмундирования на современном швейном оборудовании

"Военформ-дизайн" заключает с партнерами договоры о взаимных обязательствах – например, в рамках выполнения ГОЗ так называемые ассоциированные члены консорциума первыми получают часть заказа для пошива. С другой стороны, они обязуются выполнить этот заказ. "Если их нужно профинансировать, мы даем деньги и – наоборот, – рассказали корреспонденту Военное.РФ в компании. – Также практикуются взаимные отсрочки платежа". Таким образом при небольшом числе заказов у членов кооперации есть маневр. В этих условиях давать друг другу беспроцентные займы – выгодно. Правда, чиновники относятся к этому с подозрением, им сложно объяснить, что отмывания денег тут нет. Все законно, ведь потом средства вернутся и никуда не пропадут.

Преимущество такой универсальной распределительной схемы – возможность взаимных уступок, взаимная финансовая поддержка, а также помощь активами, кадрами, оборудованием и т.п. Своих соисполнителей в рамках того или иного контракта "Военформ-дизайн" оформляет как ассоциированных членов. Они обозначены даже в уставе предприятия. Совместная работа регулируется отдельными договорами о совместной деятельности. Для каждого контракта подбирается определенная головная организация и под конкретные заказы выстраивается собственная кооперация. Это позволяет выйти на тендер только одной компании из ассоциации, что исключает какие бы то ни было подозрения в сговоре.

"Одно из отличий нашего холдинга от других – то, что мы не распихиваем, как говорится, деньги по карманам, а накапливаем их, – сказал Алексей Сафонов. – А кооперация позволяет производству развиваться: покупать предприятия, модернизировать их, повышать зарплату технологам, швеям и другим специалистам, а также оплачивать аренду цехов и других помещений".

Не ГОЗом единым


Предприятие не фокусируется только на госзакупках. Компания расширяет гражданский ассортимент. Создаются линейки гражданской одежды с использованием наработок для спецслужб, а также коллекции в стиле "милитари" – например, с элементами камуфляжа. Практичные, утилитарные вещи становятся модными. У компании есть планы по созданию сети магазинов и продвижению в интернете. Параллельно создана система центров продаж при фабриках.

Комплект "Арктика"

В обмундировании от "Военформ-дизайна" широко применяются новые технологии: дышащие ткани, различные пропитки – водо- и маслоотталкивающие, огнеупорные, защищающие от кровососущих насекомых. "Мы используем в производстве швейных изделий сырье и прикладные материалы только отечественные и государств Таможенного союза, а задействованы в изготовлении одежды исключительно российские фабрики", – рассказала корреспонденту Военное.РФ Владислава Сидорова, руководитель группы моделирования и конструирования швейной продукции компании.

"Сейчас мы приобретаем еще одно производство. Туда мы поставим новейшее японское оборудование, которое позволит проводить отдельные операции с минимальным участием человека", – добавил Алексей Сафонов.

Компания постепенно роботизирует швейное производство, внедряет компьютеризированную обработку тканей. "Благодаря новым технологиям относительно небольшой коллектив наших предприятий может работать над большими объемами продукции", – отмечает руководитель "Военформ-дизайна".

Демисезонный костюм для береговой охраны

"Отрасль жива и развивается несмотря ни на что, осваивает новые технологии. Ряд компаний принципиально поддерживают отечественного производителя, в том числе в области создания высокотехнологичной продукции. У российской легкой промышленности солидный потенциал. У нас есть богатые традиции и большое будущее", – заключил он. Развитие небольших текстильных предприятий, считает Сафонов, следует поддерживать в моногородах. Это поможет организовать новые рабочие места и вывести самозанятых граждан из "серой зоны".

Справка Военное.РФ


ООО "Научно-производственное швейное объединение (НПШО) "Военформ-дизайн" специализируется на проектировании и поставке специальной формы одежды для Пограничной службы ФСБ России, Береговой охраны и Государственной морской инспекции ПС ФСБ России, а также некоторых других силовых ведомств, в том числе МЧС и ФСО. Предприятие разрабатывает внешний вид, конструкцию, технологии изготовления и серийно производит современную спецодежду, обувь и снаряжение.

Численность работников с учетом компаний – ассоциированных членов Общества, в том числе персонала, привлекаемого для выполнения госзаказа – порядка 2 тысяч человек. Также "Военформ-дизайн" совместно с белорусским предприятием "Моготекс" создает новые виды тканей. Создание современных камуфлированных "цифровых" рисунков военной формы – отдельное направление, где у компании есть свои собственные авторские наработки.